заказать цветы в Доброполье онлайн

Замминистра Минэнергоугля во время интервью о состоянии угольной промышленности в условиях войны, обратил внимание и на Доброполье

Переглядів: 2401 0 10.01.2015 в 13:58:23 Новини підприємств
Замминистра Минэнергоугля во время интервью о состоянии угольной промышленности в условиях войны, обратил внимание и на Доброполье

Юрий Зюков родом из Лисичанска Луганской области. Долгое время возглавлял госпредприятие "Ровенькиантрацит" – самое крупное угольное объединение в Украине.

В 2006 году стал депутатом Луганского областного совета от Партии регионов. В 2006-2007 годах работал первым замом министра угольной промышленности Виктора Тополова.

В 2008 году Зюков вместе с тогдашним премьером Юлией Тимошенко спустился в шахту им. Фрунзе объединения "Ровенькиантрацит". С этих пор он начал считать себя членом ее команды.

На президентских выборах 2009 года он поддержал Тимошенко, после чего был исключен из Партии регионов. "Для шахтеров нет цветов партий. Для них есть только один цвет – цвет угля и цвет нашего государственного флага", - говорил Зюков на одном из митингов в поддержку Тимошенко.

Избирательный штаб Тимошенко в Луганской области возглавляла Наталья Королевская, которая тогда негласно курировала Минугля. Именно она добилась назначения министром угольной промышленности Виктора Полтавца. Смену власти Королевская и ее окружение пережили безболезненно. А на Зюкова УБЭП Луганской области завел дело. Когда в 2010 году президентом стал Виктор Янукович, он выехал из страны.

В апреле этого года Зюков был назначен первым замом Юрия Продана и стал главным в Украине по вопросам угля. Теперь он руководит убыточной отраслью, предприятия которой находятся на территории, где идет война.

В 2013 году в Украине добыто около 80 млн тонн угля. Половину этого объема добыли предприятия энергетического холдинга ДТЭК Рината Ахметова, а около 25 млн тонн (30%) выдали государственные шахты.

Согласно отчету Минэнергоугля, в мае средняя себестоимость добычи одной тонны угля на госшахтах составила около 1650 грн. А средняя цена реализации одной тонны – 660 грн. То есть каждая добытая тонна угля приносит государству тысячу гривен убытка.

В 2014 году, согласно закону о госбюджете, на поддержку шахтеров предусмотрено более 12 млрд грн. Еще миллиард – на реструктуризацию закрывающихся шахт.

Зюков рассказал INSIDER о том, как работает государственный угольный сектор в условиях войны и о том, что делает министерство для того, чтобы сделать его менее убыточным.

- Ранее вы возглавляли угледобывающее объединение "Ровенькиантрацит". В 2010 году с вами случилась непонятная история, когда вы уехали в Израиль…

- Почему? Понятная.

- Вы не были в Израиле?

- Я уезжал в Германию.

- Из-за чего?

- Я был доверенным лицом кандидата в президенты Юлии Тимошенко на выборах 2009 года. Я и мой коллектив ее поддерживали. У меня был лучший результат по Донбассу на выборах. Мне это не забыли. Как только Тимошенко проиграла, сразу начался вал уголовных дел.

- Какие претензии предъявлялись?

- Никаких претензий не было. Все было надуманно, как и по самой Тимошенко. Говорили: напишите какие-нибудь гадости о Юлии Тимошенко и мы вас отпустим.

- Членом какой команды вы себя видите?

- Я считал и считаю себя членом команды Юлии Тимошенко.

Фото: Максим Кудимец

- Какие угледобывающие предприятия сейчас находятся в зоне АТО и есть ли у них проблемы?

- Всего у нас 22 угледобывающих госпредприятия. Из них два находятся на западе: "Волыньуголь" и "Львовуголь", а 20 расположены в Донецкой и Луганской областях.

- Какие из них работают?

- Работают почти все. Полной остановки предприятий не было. Они останавливаются лишь тогда, когда в непосредственной близости проходят боевые действия. К примеру, ночью с 23-го на 24 июня был обстрел шахты "Привольнянской" объединения "Лисичанскуголь". 6-7 воронок на территории шахты. Погибла одна работница, еще одна в тяжелом состоянии лежит в больнице.

- Кто обстреливал шахту?

- Мы понимаем кто – сепаратисты. Но они это везде подают так, будто украинская армия нарушила перемирие. Зачем украинской армии нарушать перемирие и обстреливать шахту, где нет боевиков? Они пытаются любыми методами раздуть конфликт, чтобы настроить шахтеров против Киева.

- Это единственный случай обстрела шахты?

- Нет. Это самый свежий пример. Как только началась АТО и пошло движение украинских войск со стороны Сватово на Рубежное, постоянно шли бои возле лисичанских шахт. В это время они не работали. Также проблемы были в самом Донецке. Не работали шахты Скочинского, Абакумова и Октябрский рудник, которые находятся рядом с Донецким аэропортом. Последнюю неделю напряженная ситуация на частных шахтах объединения "ДТЭК Свердловантрацит". Там случились перебои в работе, когда наши войска начали восстанавливать границу.

- А с отгрузкой угля есть проблемы? "Укрзализныця" выполняет перевозки?

- В последнюю неделю так называемые ЛНР и ДНР требуют задерживать наши грузы. Говорят, "зачем вы грузите уголь на госпредприятие "Уголь Украины" без предоплаты?", и блокируют отгрузку. 22 июня избили генерального директора "Артемуголь" в Горловке. Забрали его, приковали на ночь к вагону наручниками и продержали так 15 часов. Сейчас он находится в больнице. Требование было одно: прекрати отгрузку угля "хунте".

- На каком основании они это требовали?

- Показывают свои приказы. Сейчас они заблокировали угль в Горловке. Такая же ситуация была с углем госпредприятия "Луганскуголь". Заблокировали три станции: "Радаково", "Славянскую" и "Техникум".

- Это ведь разрушает экономику Донбасса. Зачем они это делают?

- Умышленно делают как можно хуже, чтобы настроить шахтеров против власти. Они не понимают сути. Хотят влиять на денежные потоки. Хотят отобрать уголь. Мол, "мы его продадим". Но не понимают, что никто в очереди за углем не стоит. Уголь отправляется на ТЭС Украины по дотационной цене, которая выше рыночной.

- В интернете была информация, что у руководителей предприятий боевики требуют материальные ценности. У директоров государственных шахт есть такие проблемы?

- Такая ситуация была у Патапенко (гендиректор ГП "ДУЭК" Александр Патапенко, - INSIDER). У них это происходит по одной схеме: требуют машины, требуют, чтобы людей отправляли на баррикады и выплачивали зарплату за эти дни.

- Шахтеры поддерживают самопровозглашенные республики?

- Есть отдельные случаи, когда 5-6 человек из двух тысяч трудящихся на шахте пишут заявления и уходят в неоплачиваемый отпуск по своему внутреннему зову. Не мне судить, зачем они это делают. Но в основном шахтеры не поддерживают этих самозванцев. Массовости нет.

Фото: Максим Кудимец

- Руководители шахт не пытаются этому препятствовать?

- Они запуганы людьми с автоматами. В Киеве легко быть патриотом. Здесь все спокойно. Совсем другая ситуация там. Вы поймите: милиции нет, СБУ нет, прокуратуры нет, средний и крупный бизнес разъехался. Остались лишь руководители шахт. Они все на виду. Кроме того, много случаев открытого бандитизма. Люди с оружием ищут тех, у кого можно чем-то поживиться.

- Теоретически, если ЛНР и ДНР все-таки отделятся, смогут ли они построить свою экономику на добыче угля?

- Все предприятия - дотационные. Правительство выделяет 900 миллионов гривен дотаций в месяц на выплату шахтерам заработной платы. То есть больше чем на 70% зарплата всех шахтеров на госпредприятиях закрывается из госбюджета. Кстати, в России дотаций шахтам нет.

- Почему тогда компания ДТЭК Рината Ахметова, которая объединяет угледобычу и энергетику, прибыльна?

- Себестоимость добычи угля разная на отдельных предприятиях. В среднем на наших шахтах она составляет 1400 гривен за тонну. Но есть предприятия, у которых себестоимость тонны – 700-800 гривен, а есть такие, у которых она более 3000. Так вот, у шахт, которые входят в состав ДТЭК, себестоимость ниже. Почему? Потому что это крупные предприятия: "Комсомолец Донбасса", "Ровенькиантрацит", "Свердловантрацит", "Доброполье". Я не могу утверждать - это их коммерческая тайна, - но я считаю, что у них себестоимость добычи тонны угля составляет около 600 гривен.

- Почему прошлое руководство Минэнергоугля решило ликвидировать госоператора "Уголь Украины", а вы запускаете его снова?

- Он им был не нужен. Тогда все было построено на том, чтобы близкие к руководству страны структуры покупали у гособъединений рядовой уголь по низкой цене, обогащали его на своих фабриках и через свои фирмы продавали конечному потребителю по большой цене. Мы ставим другую задачу.

- Какую?

- Работать честно для шахтеров. Государственный уголь нужно обогатить без потерь и потом продать. Для этого нужен "Уголь Украины" как оператор рынка. Все деньги идут через "Уголь Украины". Если раньше он поставлял топливо лишь на одну энергогенерацию и оборот упал до 200-300 миллионов гривен в месяц, то сейчас выходим на месячный оборот под миллиард гривен.

INSIDER: в 2011-2013 годах уголь госпредприятий обогащался на фабриках компании ДРФЦ, связанной с корпорацией "МАКО" Александра Януковича, после чего поставлялся трейдерами "Траст Инвест", "Консалтинг Кепитал" и "Укрвостокснабжение", которые также близки к Януковичу, на государственные теплоэлектростанции.

Фото: Максим Кудимец

- У государства есть обогатительные фабрики для того, чтобы обогащать государственный уголь?

- К сожалению, на 95 шахт осталось всего две такие фабрики: ГОФ "Шахтерская" и ГОФ "Славяносербская". Остальные ушли в частные руки разными способами. В этом и проблема. Сейчас мы боремся за то, чтобы частная фабрика выдавала готовую продукцию, соответствующую тому углю, который мы отдаем на переработку, согласно ситовому анализу рядового угля.

INSIDER: компания ДРФЦ, связанная с Александром Януковичем, взяла в аренду у государства пять обогатительных фабрик, потом на их базе создала акционерные общества, где арендатору принадлежал контрольный пакет акций за счет вложенных в предприятия средств. Позже приватизацию узаконили решения суда, которые были приняты в пользу ДРФЦ по иску Минэнергоугля.

- Через оператора продавать уголь выгоднее?

Это дало нам прибавку к цене реализации угля – около 80 гривен на тонне. В этом году мы собираемся ограничиться дотациями в 13 миллиардов, которые заложены в бюджете. В прошлом году было потрачено 15 миллиардов.

- Руководство "Угля Украины" сменилось?

- Да. Новым гендиректором стал Сергей Стародубцев. Очень порядочный человек. За предшествующие годы предприятие набрало кредитов. У него забрали потоки угля, после чего оно перестало быть платежеспособным – даже не могло платить проценты по кредитам. Оно было на грани уничтожения.

INSIDER: Стародубцев работал финдиректором ГП "Ровенькиантрацит", когда предприятие возглавлял Зюков.

- Что теперь будет с кредитами?

- Когда мы снова начали реализацию через "Уголь Украины", это дало нам возможность платить двум основным кредиторам: государственным "Укрэксимбанку" и "Ощадбанку". Мы уже начали платить проценты по кредитам. Есть еще кредиты российских банков. Пока по ним не платим. Но мы рассматриваем дальнейшую перспективу наполнения "Угля Украины" деньгами. Надеемся через него осуществлять перекрестное финансирование наших предприятий. Можно, например, вложить деньги в одно предприятие и вывести его на уровень, близкий к безубыточному. Потом перейти к другому и так далее. Идти от лучших к худшим.

- Как решается вопрос с задолженностью энергокомпанией ДТЭК перед "Углем Украины", которая составляет около 400 миллионов гривен?

- По решению суда, долг рассрочен на 20 лет. Выходит, что ДТЭК должен платить по миллиону с лишним в месяц. Нас это не устраивает. Сегодня мы обжалуем это решение.

- Как "Уголь Украины" реализует уголь на энергогенерации? Почему, к примеру, не проводятся тендера госкомпанией "Центрэнерго" на закупку угля?

- Государственные компании проводят тендер на покупку угля для ТЭС. В остальных случаях, уголь продается на биржах. Это украинские товарная, международная и универсальная биржи.

- В 2013 году был скандал, когда энергогенерации ДТЭК отказывались брать государственный уголь для своих теплоэлектростанций. Сейчас такие проблемы есть?

- Есть. Но, мы работаем с ДТЭК, решаем их. Действительно, сейчас на складах шахт западного региона скопилось около 300 тысяч тонн угля, который нужно реализовывать. Это уголь газовой группы, который не всем подходит. Мы хотим продать его на бирже другим потребителям.

- Можно ли сделать угольную отрасль хотя бы менее убыточной?

- У нас есть предприятия, которые при определенных инвестициях могут работать в прибыль. Однако часть предприятий стоит заморозить, пока не будет найден инвестор, имеющий деньги и технологии, чтобы их запустить. Часть из них стоит вообще закрыть. Но правительство не будет делать этого, пока не решит социальный вопрос – как трудоустроить шахтеров?

Фото: Максим Кудимец

- Единственная строящаяся в Украине шахта – "Нововолынская №10". Министерство собирается ее достраивать?

- Она строится. Там осталось сравнительно не много работ. Нужно порядка 400 миллионов гривен, чтобы эта шахта вошла в строй – хотя бы первая лава. Тогда она может выдавать 400-450 тысяч тонн в месяц. Это позволит шахте зарабатывать, чтобы были средства на запуск второй лавы. Сейчас мы внесли в Верховную Раду соответствующий законопроект. Согласно ему, из тех средств, которые выделены на господдержку, мы собираемся передать 180 миллионов гривен на капитальное строительство. Будем переходить от бюджета "проедания" к бюджету созидания.

- Министерство собирается продолжить приватизацию угледобывающих предприятий?

- Есть перечень из более чем 50-ти объектов, утвержденный правительством. Правда, сейчас из-за войны тормозится предприватизационная подготовка. Но, мы готовы к продаже этих шахт на открытых аукционах тем, кто предоставит программу развития, предусматривающую социальное обеспечение шахтеров. Главное, чтобы была стабильность и мир в регионе.

- Какие самые привлекательные объекты для приватизации?

- Это шахтоуправление "Донбасс", шахта "Краснолиманская", ряд шахт объединений "Макеевуголь" и "ДУЭК". Есть очень привлекательные объекты в районе Снежного, Тореза, Шахтерска. Они требуют больших вложений. Но, там есть большие запасы угля с содержанием серы 1%. Это уникальный антрацит.

- Вы говорили о планах отправлять на экспорт 160-170 тысяч тонн угля ежемесячно. Кто будет его продавать?

- Он будет продаваться через "Уголь Украины". Мы его уже представили в Люксембурге индийской компании ArcelorMittal и голландской компании Vitol.

- Чем ограничен объем экспорта?

- Качеством угля, которое зависит от содержания серы. На мировом рынке нужен уголь с содержанием серы – 1%. У нас этому уровню соответствует только антрацит. Остальные марки имеют содержание серы от 3%. Европа их не берет, так как выбросы от сжигания этого топлива не соответствуют экологическим стандартам. Он потребляется только внутри страны.

- Последние несколько лет в правительстве говорили, что Украина страдает от профицита угля. Его девать некуда…

- У нас переизбыток угля марки "Г" (газовый).

- Все остальное мы можем сжигать полностью?

- Да. Но на складах сейчас скопилось рядового угля под миллион тонн. В денежном эквиваленте – это более 500 миллионов гривен. Еще на складах теплоэлектростанций около 3,5 миллиона тонн на 3 миллиарда гривен. Обычно с таким запасом угля мы входили в зиму.

Фото: Максим Кудимец

- Отчего так происходит?

- Упадок производства, снижение потребления электроэнергии крупными металлургическими и химическими заводами.

- Это не учитывая фактора войны?

- Вследствие боевых действий потребление снизится еще на 24%. Ведь крупные предприятия находятся как раз на Востоке.

- В связи с этим министерство собирается снизить план по добыче угля?

- Можно остановить, например, те лавы, которые выдают невостребованный уголь. Но тогда возникает вопрос, который министерство само не решит. Что будут делать люди, которые его добывают?

- Сейчас актуальна проблема так называемых "копанок"?

- Мы следим, чтобы на горных отводах госпредприятий таких объектов не было. Там, где они находятся в чистом поле, за ними должны следить местные власти и правоохранительные органы.

Источник: http://www.theinsider.ua


Джерело: сайт міста Добропілля




avatar
Загрузка...
Наверх