Загрузка...

Оборона Донбасса. Февраль-март 1943г.

Просмотров: 2969 3 13.10.2010 в 14:44:42 Район
Разгром корпуса Полубоярова

С утра 18 февраля группа противника в составе 7-й танковой, 333-й пехотной дивизии и мотодивизии СС «Викинг» (до 60 танков и 2 батальонов мотопехоты) усилила натиск на 4-й гвардейский танковый корпус П.П.Полубоярова в районе Красноармейского. При полном господстве авиации противника в воздухе, оборону в Красноармейском держали: 9-я гвардейская танковая бригада – восточнее города, 14-я гвардейская танковая бригада – юго-восточнее города, 3-я гвардейская мотострелковая бригада и 12-я гвардейская танковая бригада – южнее и западнее города, и в районе Гришино.
После сильного артиллерийского и миномётного обстрела, в 8:30 утра 7-я танковая дивизия атаковала 14-ю гвардейскую танковую бригаду в направлении центральной части и восточной окраины Красноармейского, удерживая позиции на железнодорожной станции. Было уничтожено 11 советских танков и противник прорвался в центр города. Танки и мотопехота заняли оборону на х. Рог. При эвакуации штаба 14-й гвардейской танковой бригады погиб комбриг В.И.Шибанков. Больше всех не повезло мотопехоте: не успевшие выехать с места дислокации севренее х. Рог солдаты были расстреляны, - пленных немцы не брали, мстя советской стороне за поражение под Сталинградом. Остатки 14-й гвардейской танковой и 3-й гвардейской мотострелковой бригадотступили через железнодорожгые пути и лощину между Динзаводом и Ново-Экономическим, простреливаемую противником.
В 10:00 противник начал огневой налёт в полосе 12-й гвардейской танковой бригады. В 11:00 16 танков и 8 БТР противника прорвали оборону с юга и прорвались в центр Красноармейского. Штаб бригады переместился в Зверево-2. Группе бойцов, окружённых в районе Ново-Зелёного и севернее Чунишино, было приказано прорываться через Зверево-2 на западную окраину города. К 12:00 дивизия СС «Викинг» атаковала 12-ю гвардейскую танковую бригаду с юга и запада, а 333-я пехотная дивизия ударила на Гришино с северо-запада. Разведгруппа противника вышла на окраину х. Молодецкий, где были взяты в плен несколько унтер-офицеров и доставлены в штаб 4-го гвардейского танкового корпуса, находившийся в тот день в с. Доброполье.
Во время боёв 18 февраля были тяжело ранены командир 12-й гвардейской танковой бригады Лихачёв и бригадный комиссар Щербак. Первого доставили во фронтовой госпиталь в Сватово, где он умер в апреле 1943г., успев до смерти получить орден за бои в Красноармейске. Второго спрятали местные жители в один из подвалов, и при взятии города противником немцы расстреляли комиссара. Никто из бригады не думал искать Щербака: кто-то пустил слух, что комиссар убит…
Группы бойцов, удерживающих до 18 февраля позиции в южных пригородах Красноармейского, сумели к вечеру прорваться на восточную окраину города к железнодорожному полотну, парализуя сообщение на главной магистрали Западного Донбасса.
К этому времени 18-й танковый корпус Б.С.Бахарова, выдвинувшийся накануне из района Ново-Водяного, достиг района Доброполья, и его авангардная 110-я танковая бригада сменила 183-ю танковую бригаду 10-го танкового корпуса. Последний начал выдвижение в направлении Красноармейского, однако ко времени подхода 10-го танкового корпуса порядки 4-го гвардейского танкового корпуса были раздроблены, частично уничтожены, и частично – выбиты из города.
Совместно с 10-м танковым корпусом, остатки 4-го гвардейского танкового корпуса заняли оборону на линии Ново-Александровка, Молодецкий (северо-западные пригороды Красноармейского), свх. Молочный, где противник был остановлен. 18-й танковый корпус занял западную часть Добропольского района, однако был контратакован группой противника северо-западнее Гришино, после чего занял оборону в районе с. Доброполье.
События в районе Красноармейского вызвали мгновенную реакцию в штабе Юго-Западного фронта. Н.Ф.Ватутин приказал командованию 4-го гвардейского и 10-го танкового корпусов перейти в наступление, окружить и уничтожить группировку противника в Красноармейском. Во исполнение приказа, 18 февраля была создана сводная ударная группа Андрющенко в составе 9-й гвардейской, 11-й и 183-й танковых, 11-й мотострелковой, 7-й лыжно-стрелковой и 7-й воздушной бригад, а также батареи истребительно-противотанкового артиллерийского полка. К вечеру группа заняла позиции для последующего наступления к северу и северо-востоку от Красноармейского.
В целом же контрудар противника в районе Красноармейского планов командования фронтом практически не скорректировал: в районе юго-восточнее Славянска 57-я гвардейская стрелковая дивизия сменила 195-ю стрелковую дивизию, которая выдвигалась в новомосковском направлении. Правда, 3-й танковый корпус М.Д.Синенко был возвращён в район Краматорска для выдвижения в красноармейском направлении. Лишь небольшой передовой отряд был направлен в район Верхней Самары для охраны переправы через реку. Старый приказ о наступлении группы Попова на Сталино, который уже не соответствовал текущей обстановке, отменён не был. Тем временем, в тыл группы Попова вышла немецкая 11-я танковая дивизия в направлении Степановки, Александровки, перерезав коммуникации между Гришино, Краматорском и Барвенково.
В районе Красноармейского ударная группа Андрющенко атаковала 7-ю танковую дивизию и мотодивизию СС «Викинг» в ночь на 19 февраля с целью возвращения города под контроль советских войск. Одновременно в наступление перешла 12-я гвардейская танковая бригада, командование которой принял начальник штаба Н.Г.Душак. Были взяты территория депо, кирпичного завода и школы на северо-западной окраине города, однако в составе бригады остался лишь 1 танк. В результате решительной атаки, позиции 4-го гвардейского танкового корпуса в Красноармейском были частично восстановлены: танки группы Андрющенко заняли северную часть города, взяв под обстрел железную дорогу Днепропетровск – Сталино и станцию. Остатки 12-й гвардейской танковой бригады вошли в состав группы Андрющенко. Противник, между тем, сомкнул фланги 7-й танковой дивизии с востока, а 333-й пехотной дивизии и мотодивизии СС «Викинг» с запада, и окружил поредевшие части 4-го гвардейского и 10-го танковых корпусов в районе Красноармейского. Усиливая натиск на группу Андрющенко, противник вытеснил её из территории, южнее железнодорожных путей.
Согласно приказу командующего фронтом, корпус П.П.Полубоярова выводился из боя, однако для выхода в резерв остаткам последнего предстояло прорваться через кольцо окружения.
Командующий фронтовой подвижной группой М.М.Попов стал оценивать положение своих частей (17 танков) в Красноармейском как опасное, предлагая отвести танковые части в район Степановки, где уже вторые сутки шли ожесточённые бои между частями немецкой 11-й танковой дивизии и 186-й танковой бригадой 10-го танкового корпуса. Противник прорывался к Гавриловке, Близнецам. Выдвинувшись из района Райского западнее Дружковки, немецкая 11-я танковая дивизия ударила в район Степановки, Александровки, Ново-Александровки, где противника встретили 186-я танковая бригада. Противник прорывался к Гавриловке, Близнецам.
Н.Ф.Ватутин отклонил предложение М.М.Попова об отступлении советских войск из Красноармейского, т.к. до сих пор полагал, что противник, прикрываясь серией контрударов, отступает за Днепр. Приказ о наступлении группы Попова на Сталино снова был повторён. Для усиления группировки в районе Доброполья, Красноармейского, сюда были направлены 3-й танковый корпус, сдавший свои позиции 57-й гвардейской стрелковой дивизии, а также 5-я и 10-я лыжно-стрелковые бригады. 3-й танковый корпус М.Д.Синенко 19 февраля на пути к Красноармейскому был остановлен боегруппой 11-й танковой дивизии противника в районе Сергеевки.

Контрнаступление немецкой 1-й танковой армии

К 19 февраля противник закончил перегруппировку и сосредоточение четырёх дивизий 40-го танкового корпуса в районе Красноармейского. В каждой из дивизий имелось по 70-80 танков и штурмовых орудий. Противник превосходил части группы Андрющенко, удерживающей Красноармейское, в 5-7 раз по технике и в 10 раз в живой силе. Как и следовало ожидать, части 4-го гвардейского и 10-го танковых корпусов в Красноармейском были расчленены и частично выбиты из Красноармейского превосходящими силами противника уже 20 февраля. В северной части Красноармейского оставалась небольшая группа советских танков, называемая в советских источниках также группой Андрющенко, на которую усилила нажим 333-я пехотная дивизия противника.
Против разрозненных частей 4-го гвардейского и 10-го танковых корпусов, а также занимающих оборону в районе Доброполья частей 18-го танкового корпуса, в составе которых оставалось менее 40 танков, наступали мотодивизия СС «Викинг», 7-я и 11-я танковые дивизии противника при 200 танках. Например, к 20 февраля в 4-м гвардейском танковом корпусе оставалось 6 танков, в 18-м танковом корпусе – 8 танков, а в 10-м танковом корпусе – 11 танков. Противник нанёс по корпусам группы Попова удары с запада, юга и востока. Была выбита из Красноармейского группа войск, занимающих восточную окраину города.
Сводный отряд 14-й гвардейской танковой бригады, передав матчасть 12-й гвардейской танковой бригаде, в ночь на 20 февраля сумел пройти через вражеский заслон колонной, возглавляемой трофейным танком, однако противник вскрыл попытку прорыва и организовал погоню. Колонна корпуса Полубоярова была атакована в районе х. Шевченки, Красноподолье. Весь день 20 февраля корпус сковывал силы противника между Гришино и Доброполье.
После арьергардных боёв в Гришино, остатки 4-го гвардейского и 10-го танковых корпусов совместно с 18-м танковым корпусом пытались удержать позиции в районе с. Доброполье, но противник силой 7-й танковой дивизии и мотодивизии СС «Викинг» вытеснил части группы Попова и отсюда. К вечеру 18-й танковый корпус (110-я танковая и 32-я мотострелковая бригады) занял оборону на подступах к ст. Доброполье в районе Красно-Подолье, Шевченко, а 10-й танковый корпус перекрыл автодорогу на Криворожье юго-западнее ст. Доброполье, а также на Святогоровку и Красноармейский рудник.
Часть 10-го танкового корпуса с остатками корпуса Полубоярова (в советской литературе – «группа Андрющенко», состоящая из частей 183-й танковой бригады 10-го танкового корпуса и 9-й отдельной гвардейской танковой бригады) находилась в окружении в районе Динзавода, Молодецкого и Гришино. 21 февраля кольцо окружения начало сужаться…
Командующий Юго-Западным фронтом Н.Ф.Ватутин был вне себя: в своём новом приказе он подверг критике в достаточно резкой форме оставление позиций в Красноармейском, требуя наступления частей 10-го и 18-го танковых корпусов в балку Бирючья для перекрытия железных дорог Чаплино – Красноармейское, Павлоград – Красноармейское и шоссе Днепропетровск – Сталино. К счастью, этот приказ М.М.Попов выполнять не собирался, т.к. к тому времени у него не было достаточно сил для прочной обороны района Доброполья. Согласно новому приказу Ватутина, 4-й гвардейский танковый корпус выводился из боя и сосредотачивался в Барвенково, в основном – силами уцелевшей мотопехоты. На смену корпусу Полубоярова была обещана 38-я гвардейская стрелковая дивизия, но её подход задерживался, поскольку последняя была задействована в боях с 11-й танковой дивизией противника на линии Степановка, Очеретино.
К 8:00 21 февраля остатки 14-й гвардейской танковой бригады перешли в районе с. Доброполье последний заслон противника, и к вечеру по маршруту Доброполье, Степановка. Золотые Пруды вышли в район Барвенково.
Утром 21 февраля 10-й и 18-й танковые корпусы группы Попова, занимавшие оборону в районе Доброполья, были атакованы 7-й танковой дивизией противника, наступавшей на Степановку, и дивизией СС «Викинг», выдвигающейся через Криворожье. В бою 18-й танковый корпус был расчленён на три части, и начал отступление в северном направлении, вынудив отой ти и 10-й танковый корпус. В районе Ново-Гришино, Водяной, на главном направлении удара, 32-я мотострелковая бригада потеряла артдивизион. Отдельные успехи советских войск в обороне не могли предотвратить надвигающейся катастрофы. Так, в районе Доброполья на прямую наводку были поставлены установки РС 412-го дивизиона. Залпом из четырёх установок была ображена атака противника, уничтожено 5 танков и 10 автомобилей.
Превосходство у противника в бронетехнике дало о себе знать, и основные силы корпусов покинули район Доброполья, хотя бои между ст. Доброполье и р. Бык продолжались. 10-часовой бой вёл отряд партизан с колонной бронетехники противника в районе Каменки с целью не допустить её в район Доброполья. 10 единиц БА-64, 13 орудий, 20 миномётов и 4 установки РС оказались в распоряжении состава 110-й и 170-й танковых бригад (без танков) и 442-го истребительно-противотанкового полкка, управляемых лично командиром 18-го танкового корпуса Б.С.Бахаровым, и отступали отдельно от основной группы танкистов.
В полосе 10-го танкового корпуса наступали немецкая 7-я танковая дивизия и мотодивизия СС «Викинг». Шли ожесточённые бои в районе Доброполья, Криворожья, Ново-Криворожья, Веровки, Святогоровки, Ново-Фёдоровки. Восточнее действовал 18-й танковый корпус, который при отступлении вёл бои с 7-й и 11-й танковыми дивизиями противника в районе Ново-Гришино, Красноподоля, Доброполья, Первомайского, Мало-Васильевки, Урицкого, Грузского, Роганского.
Основная группа двух танкових корпусов группы Попова заняла оборону в районе узла дорог у д. Степановка. В Степановке сосредоточилось 16 танков, 14 пушек, сапёрный и мотоциклетный батальоны. Мотопехота группы Попова отступила в Барвенково. Радиограммой штаба группы было приказано защищаться до последнего танка, орудия, человека. Танкистами 18 танкового корпуса в Степановке командовал начальник штаба Колесников. Попытка одной из отчленённых частей 18-го танкового корпуса во главе с командиром Б.С.Бахаровым соединиться с основными частями группы в Степановке закончилась неудачно в связи с потерей дивизиона РС и батареи противотанкового полка. Командир 18-го танкового корпуса решил прорываться в направлении Барвенково самостоятельно. С востока к Степановке прорывался 3-й танковый корпус М.Д.Синенко. Будучи контратакованым 11-й танковой дивизией противника, временно отступившей из района Александровки в направлении Сергеевки ещё 20 февраля, корпус вёл бои в районе Андреевки.
22 февраля южнее Барвенково занимали оборону 38-я и 44-я гвардейские стрелковые дивизии, отбивая одиночные атаки немецкой 11-й танковой дивизии, а также дивизии СС «Викинг». Последняя наступала в направлении Криворожье, Петровка-II, отсекая район Александровки от района Верхней Самары. Части 3-го танкового корпуса совместно с отрядом 10-го танкового корпуса начали выдвижение к Петропавловке для обороны данного направления от немецкой 17-й танковой дивизии, стоявшей в Чапаево.
Обещанная на смену разбитого в Красноармейском 4-го гвардейского танкового корпуса 38-я гвардейская стрелковая дивизия завязла в боях в районе Очеретино, а 44-я гвардейская стрелковая дивизия с 10-й лыжно-стрелковой бригадой ображала атаки противника в районе Спасско-Михайловки, Александровки, Степановки. Полуокружённая группа из частей 10-го и 18-го танковых корпусов в Степановке обстреливалась танками, шестиствольными реактивными миномётами и артиллерией немецких 7-й и 11-й танковых дивизий. Атаки 7-й танковой дивизии на Степановку отражались зенитными орудиями и танками, поставленными на прямую наводку, однако к исходу дня село было обойдено с флангов. Мотопехота 10-го и 18-го танковых корпусов группы Попова уже сосредоточилась в районе Барвенково в резерве. После упорных боёв, значительные силы 10-го танкового корпуса, не успевшие прорваться к Степановке, были окружены в районе Доброполья. Под прикрытием батальона танков (4 танка) и мотострелков, сводный отряд начал прорываться к Степановке.
Окружённые в результате штурма части 181-й танковой бригады вышли в расположение 1-й гвардейской армии с помощью местных жителей. Положение танкистов и артиллеристов, защищавших Степановку, всё ухудшалось.

Отступление группы Попова

23 февраля 17-я танковая дивизия противника к утру форсировала р. Самара, захватив плацдарм в районе Петропавловки, и к вечеру оттеснила сводный отряд 3-го и 10-го танковых корпусов, атаковав его в районе Верхней Самары. После захвата моста через реку, 17-я танковая дивизия перешла в наступление против 195-й стрелковой дивизии. 11-я танковая дивизия противника захватила позиции 1-й гвардейской армии западнее Гавриловки. Танковые корпусы группы Попова были раздроблены, и вели бои обособленно. Так, части 10-го танкового корпуса до 23 февраля удерживали рубеж Петровка-II, Ленинский, Малеевский, Красногоровка между Добропольем и Петропавловкой, пока им в тыл не вышли танки немецкой 17-й дивизии.
В районе Степановки немецкие 7-я и 11-я танковые дивизии совместно с мотодивизией СС «Викинг» после штурма села, занятого частями советских 10-го, 18-го танковых корпусов и 44-й гвардейской стрелковой дивизии, окружила части Красной армии в данном районе. Незадолго до полного окружения села, в последнее вошёл отряд 10-го танкового корпуса из района Доброполья. Части группы Попова, окружённые в селе, потеряли связь со штабом группы, и попали в безвыходное положение. К 24:00 большая часть Степановки была в руках противника. Немецкая 11-я танковая дивизия вела бои также с главными силами 3-го танкового корпуса в районе Варваровки, не допуская подхода корпуса Синенко к Степановке.
В ночь на 23 февраля группа танков 4-го гвардейского (1 танк и 70 человек) и 10-го танковых корпусов, блокированная 20 февраля в Красноармейском, начала отступление в северном направлении. Накануне было получено разрешение М.М.Попова на отход из Красноармейского. В 2:00 были отбиты две атаки противника со стороны Молодецкого. Комбриг Андрющенко искуссным манёвром смог отвести группу из-под удара и прорваться на север.
Утром группа была разделена на два отряда, отступающие по параллельным маршрутам. Колонна, возглавляемая лично Андрющенко, под прикрытием арьергарда из 2 танков, начала отход по маршруту Молодецкий, Доброполье, Степановка, Барвенково. Путь от х. Белицкое до правого берега р. Бык предствалял из себя арену сплошных сдерживающих и арьергардных боёв с участием местных патриотов и подпольщиков. Особенно ожесточёнными были бои в районе п. Красноармейский рудник и р. Бык, откуда накануне отступили остатки 18-го танкового корпуса. По прикрытием народного ополчения, остатки группы Попова оторвались от преследования противника. Т.о., 23 февраля последние части Красной армии покинули территорию Добропольского района.
Правая колонна, в которой отступали остатки 12-й гвардейской танковой и 3-й гвардейской мотострелковой бригад 4-го гвардейского танкового корпуса, выходила к р. Северский Донец через район с. Красный Лиман, ст. Мерцалово, Кутузовки, Рубежного, Староварваровки, Михайловки, Прелестного.
В результате действий 3-й и 11-й танковых дивизий противника, усиленных пехотой, были практически окружены Славянск и Краматорск. Западнее Краматорска, в районе Очеретино вели арьергардные бои остатки группы Попова, покинувшие Красноармейское в ночь на 23 февраля. Сводный отряд 18-го танкового корпуса (без танков) занял оборону рубежа Ново-Павловка, Ново-Александровка, Ново-Григоровка. Окружённые в Степановке части 10-го и 18-го танковых корпусов в ночь на 24 февраля осуществили попытку прорыва в восточном направлении на соединение с 3-м танковым корпусом, но по пути к Варваровке наткнулись на колонну войск 11-й танковой дивизии противника. Было решено прорываться на северо-восток и северо-запад, к Александровке, где с 22 февраля оборонялись части 44-й гвардейской стрелковой дивизии, атакуемые БТР мотодивизии СС «Викинг».
В результате прорыва 10-го и 18-го танковых корпусов из окружения, позиции стрелков в Александровке были восстановлены, а наступление эсэсовцев на Барвенково задержано. К середине дня большая часть оставшихся танков 10-го танкового корпуса была сосредоточена в районе Барвенково, где получила приказ на оборону позиций в Архенгельском. 17-я танковая дивизия противника действовала на фронте Доброволье, Александровка в полосе 44-й гвардейской и 195-й стрелковых дивизий. Последняя вступила в бой юго-западнее Барвенково. Разрозненные части группы Попова постоянно отражали атаки 7-й и 11-й танковых дивизий противника, в составе которых к этому времени осталось до 80 танков, в направлении Степановка, Андреевка.
Всё же, постоянные атаки противника на Александровку, Очеретино заставили части 44-й гвардейской стрелковой дивизии, 10-го и 18-го танковых корпусов к исходу дня отступить к Барвенково. Вечером 24 февраля противнику удалось прорваться на южную окраину Барвенково… Оборона Барвенково сводным гарнизоном из танковых и стрелковых частей 25 февраля – 2 марта 1943г. привела к окружению советских войск в этом городе. Группа Андрющенко, вышедшая из Красноармейского 23 февраля, уже 25 февраля вышла в расположение 1-й гвардейской армии в районе Прелестного. К 28 февраля – 3 марта части 3-го, 10-го и 18-го танковых корпусов, а также 1-й гвардейской армии вырвались из окружения в изюмском и краснолиманском направлении. Арьергардные бои в районе Очеретино, Барвенково, хоть и проводились советским командованием в целом грамотно, не смогли переломить ситуацию. 25 февраля Красная армия оставила территорию Александровского района.

Причины провала операции

Среди причин провала операции «Скачок» следует отметить следующие. Во-первых, Ставка переоценила свои возможности и недооценила возможности противника. Например, танковые корпусы группы Попова до «Скачка» успели поучаствовать в боях, причём непрерывных, и понести существенные потери. Первые поражения в Донбассе на артёмовском и константиновском направлениях были проигнорированы. Более того, после того, как группа Попова была остановлена заслоном немецкой 1-й танковой армии, командующий Юго-Западным фронтом Н.Ф.Ватутин решил увеличить глубину прорыва, ударив на Красноармейское. Впрочем, перехват коммуникаций в тылу противника сыграл свою роль, облегчив 3-й гвардейской и 5-й танковой армиям задачу по овладению районом Ворошиловграда и югом Ворошиловградской области, а также Южному фронту по овладению Ростовом.
Войскам 6-й армии была поставлена задача на продвижение к Днепру, ради которого были введены в бой все резервы. Вырвавшаяся далеко вперёд армия была быстро обойдена 2-м танковым корпусом СС, но обход не был воспринят командармом-6 как преддверие надвигающейся катастрофы. Даже ведя бои в окружении, части 6-й и 1-й гвардейской армий были вынуждены выполнять наступательные задачи, поставленные командованием. Тяжёлое поражение было нанесено и 1-й гвардейской армии.
С другой стороны, противник смог перейти в столь результативное контрнаступление исключительно благодаря концентрации в Донбассе и на полтавском направлении крупных танковых частей, многие из которых были недавно переброшены из Западной Европы, где проходили переформирование. В боях также использовались крупные танковые части, отступившие из-под Ростова и со Среднего Дона, но не потерявшие свою боеспособность. Линия фронта сокращалась, и у противника появлялось больше возможности сосредоточить на ключевых направлениях группировки, численно и качественно превосходящие силы наступающих. Переброска немецких танковых частей из-под Ростова в Донбасс до конца воспринималось советским командованием как отступление противника за р. Днепр.
Однако, успехи 2-го танкового корпуса СС и контрнаступления Манштейна в целом не были бы столь разительным, если бы на других участках фронта положение было бы более-менее устойчивым. Между Ворошиловградом и Славянском войска 1-й гвардейской армии спешно сменялись войсками 3-й гвардейской армии, что вносило некоторую сумятицу в дело надёжной обороны достигнутых рубежей. Между Славянском и Красноармейским была повержена подвижная группа Попова, которая при правильном использовании могла бы остановить один из ударов противника в харьковском направлении на пороге Донбасса. А от Красноармейска до Павлограда у 1-й гвардейской армии не было реальных сил – все направлялись в район Павлограда и западнее, что дало фору 4-й танковой армии в виде выхода в тыл обороняющимся советским войскам.
Кроме того, Ставка, а за ней – Воронежский и Юго-Западный фронты совершили ряд стратегических ошибок, избрав один из наихудших сценариев для последующей реализации в финальной части зимней кампании 1942-1943гг. Так, по окончании операции по окружению и ликвидации немецкой 6-й армии в районе Сталинграда, части Сталинградского фронта перебрасывались на Центральное направление, наиболее успешное наступление на котором не имело особого смысла. Это одна из причин, приведшая к образования курского выступа после Сталинградской эпопеи. И в мае 1942г., и в феврале 1943г. советская сторона во-время не распознала основное направление, на котором затаилась угроза. Это донбасское направление, а не Харьков, который считается проклятым местом Красной армии. В обеих случаях исход операции решил контрудар противника из Донбасса (а во втором случае – дополнительно из Западного Донбасса). И в 1942г., и в начале 1943г. советское командование предполагало, что противник не будет удерживать Донбасс, а спешно отведёт свои войска за Днепр в случае первой же опасности. Ошибались…
Во-вторых, существовали и объективные причины другого плана. Каскад наступательных операций практически без оперативных пауз, сравнительно быстрое продвижение советских войск вызывали кризис снабжения, поскольку противник разрушал коммуникации и пути сообщения при отступлении. При этом, советские войска удалялись от баз снабжения и перевалочных станций, через которые это снабжение осуществлялось. От перевалочных станций до расположения войск снабжение осуществлялось автопарком фронтов и армий, постоянно уменьшающимся из-за поломок и авианалётов противника. Так, в полосе Воронежского и Юго-Западного фронтов плечо подвоза грузов малопроизводительным автотранспортом достигало 350-450 км. Противник же, отступая, приближался к станциям снабжения, за исключением случаев захвата наступающими коммуникаций в тылу. Данный факт, помноженный на потери в войсках наступающих, не покрывающиеся за счёт резервов и подкреплений, сулил сравнительно быстрое окончание наступательных действий и катастрофу на фронте в случае несвоевременного перехода к обороне. В случае со «Скачком» имел место как раз несвоевременный переход к обороне из-за непонимания советским командованием оперативной обстановки на фронте…



Загрузка...
avatar
3 Pabel • 11:25:03, 14.10.2010
Cпасибо, коллеги!
Я думал над вопросом прочтения данного материала с выражением и всем причитающимися smile под специально подобранную музыку, т.е. сделать что-то наподобие радиолекции. Однако, сам по себе тяжёлый материал, да ещё под тревожную музыку может жать непредвиденный эффект в психологическом плане. Особенно, если в аудиторию слушателей втиснутся старики (особенно, прошедшие весь этот кошмар), мододёжь до 16 лет, неуравновешенные люди и т.д.
avatar
2 Мазепа • 20:23:00, 13.10.2010
отличный матерьяльчик
хорошо изложенный
avatar
1 dobrepole • 20:03:22, 13.10.2010
Даешь теперь видеосъемку всех этих действий в 3Д - формате)) Спасибо Павел. Вот уже где любитель (профессионал) своего дела. Фахивэць своеи справы)))
avatar
Наверх