Александровский, Добропольский и Красноармейский районы в операции "Скачок"

Просмотров: 3066 0 13.10.2010 в 13:22:26 Район
Подготовка наступательной операции

В результате Острогожско-Россошанской операции была уничтожена 2-я венгерская армия и оказался открытым фланг 2-й немецкой армии. Это побудило советское командование уже 24 января начать новую, Воронежско-Касторненскую наступательную операцию силами Воронежского и Брянского фронтов. В результате Острогожско-Россошанской и Воронежско-Касторненской операций были разгромлены основные силы немецкой группы армий «Б» и пробита брешь шириной 400 км на фронте от Ливн до Старобельска. Успех побудил командование Воронежского и Юго-Западного фронтов подготовить новые наступательные операции: по овладению районом Харькова – «Звезда», и по освобождению Донбасса – «Скачок». Суть проведения последней операции заключалось в окружении Донбасской группировки противника – армейских групп Холидта и Фреттер-Пико. Первая отступала через Ростов из Северного Кавказа, а вторая – со Среднего Дона.
Командующий Юго-Западным фронтом Н.Ф.Ватутин сформулировал основные положения предстоящей операции в докладе, направленном 20 января в Ставку. Предполагалось перейти в наступление 25-26 января 1943г. от рубежа Покровское, Старобельск на фронт Краматорск, Артёмовск, и далее – в направлении Сталино, Волновахи, Мариуполя по следующему плану:
а) к реке Северский Донец — на первый день;
б) в район Краматорск, Константиновка, Никитовка, Дебальцево — на третий день;
в) в район Кураховка, Сталино, Макеевка — на четвертый день;
г) в район Волновахи — на пятый день;
д) в Мариуполь — на седьмой день.
Одновременно, из района Каменска в направлении Сталино должен был быть нанесен вспомогательный удар. Операцию по окружению Донбасской группировки противника предполагалось закончить к 5 февраля, после чего Ватутин настаивал на начале новой наступательной операции с целью выхода войск Воронежского и Юго-Западного фронтов на рубеж Ахтырка, Полтава, Переволочна, Днепропетровск, Запорожье, Мелитополь, а при благоприятных условиях – в район Каховки, Херсона, Перекопа, Геническа для блокирования группировки противника в Крыму. Одновременно планировалась операция по освобождению Харькова, в целесообразности проведения которой до начала весенней распутицы удалось убедить Ставку командующему Воронежским фронтом Ф.И.Голикову.
Для реализации плана выхода в район Сталино из района Старобельска к 5 февраля, создавалась подвижная группа Юго-Западного фронта, действующая в полосе правофланговых 6-й и 1-й гвардейской армий. Фронтовая группа в составе трёх танковых корпусов, трёх стрелковых дивизий и средств усиления (три истребительно-противотанковых полка, три артполка ПВО, три миномётных полка и три лыжно-стрелковые бригады) должна была обеспечить быстрый темп наступления советских войск и окружение Донбасской группировки противника. Левофланговые 3-я гвардейская и 5-я танковая армия должны были наступать на Сталино со стороны Каменска, Ворошиловграда. В полосе 3-й гвардейской армии действовали подвижные соединения в виде двух танковых и одного кавалерийского корпуса. В резерве командования фронтом находились два танковых (к началу наступления – без танков) и один кавалерийский корпусы.
Такие планы не соответствовали оперативной обстановке на фронте и реальному состоянию подвижных частей. Так, по мере наступления фронт отодвигался от баз снабжения, и плечо подвоза топлива от станций снабжения до расположения войск в некоторых случаях превышало 300 км. Фронтовой автотранспорт, в лучшем случае, мог обеспечить доставку 900 т горючего вместо 2000 т, необходимых войскам. Кроме того, имеющимися в наличии фронта танками и бронетехникой, по штату можно было укомплектовать пять танковых корпусов, две танковых бригады и два танковых полка. Остальные четыре танковых, два механизированных корпусов, одна танковая бригада и двенадцать танковых полков к моменту планирования операции оставались без матчасти, и должны были комплектоваться техникой, вышедшей из ремонта и заводов. Кроме того, действовавшие танковые корпусы были ослаблены в предыдущих боях.
Действовавшие на правом фланге 6-я (Ф.М.Харитонов) и 1-я гвардейская (В.И.Кузнецов) армии должны были прорвать оборону противника на переднем рубеже и обеспечить ввод в прорыв подвижной группы фронта. Войска 6-й армии в соствае черырёх стрелковых дивизий, одной стрелковой и одной танковой бригад, одного танкового полка и трёх истребительно-противотанковых артполков, должны были наступать в красноградском направлении и обеспечивать стык с соседним Воронежским фронтом, достигнув на седьмой день наступления глубины прорыва 110 км. Войска 1-й гвардейской армии должны были наступать на широком фронте в павлоградском направлении, оказывая содействие группе Попова в продвижении к Сталино. В полосе 3-й гвардейской армии должен был войти в прорыв 8-й кавалерийский корпус, который наступая в сталинском направлении должен был обеспечить перехват путей снабжения группы Фреттер-Пико.
Сформированная уже с учётом реальной ситуации на фронте, группа Попова в составе четырёх (4-го гвардейского, 3-го, 10-го и 18-го) танковых корпусов, двух (57-я гвардейская и 52-я) стрелковых дивизий и средств усиления первым эшелоном должна была выдвигаться в направлении Краматорска (3-й танковый корпус), Артёмовска (10-й танковый корпус) и Лисичанска (10-й танковый корпус). 4-й гвардейский танковый корпус, понесший в ходе Острогожско-Россошанской операции большие потери, изначально должен был находиться в резерве. В составе группы теоретически (по состоянию на 25 января) находилось 212 танков, что в 3 раза меньше положенного по штату, но и это число с каждым днём таяло вследствие тяжёлых боёв 1-й гвардейской армии, в полосе которой действовали корпусы, на подступах к Северскому Донцу. На момент ввода в прорыв, в корпусах подвижной группы насчитывалось уже 180 танков.
Командование Юго-Западного фронта оценивало силы противника, с которым предполагалось столкнуться, следующим образом. Основным противником считалась группа из 12 дивизий, из низ 6 пехотных (в свою очередь, две из которых, по мнению командования, были неспособны к сопротивлению) и 4 танковых, а также 5 отдельных полков и нескольких спецбатальонов. Однако, на поверку эти расчёты оказались в корне неверными. В Донбасс и под Харьков прибывали пополнения из Западной Европы, а также участвовавшие в боях, но не потерявшие боеспособность отступившие от Дона и из-под Ростова соединения. «Идеей-фикс» немецкого командования в данной операции была переброска практически всех боеспособных танковых частей на левый фланг группы Фреттер-Пико, и организация обороны по рубежу р. Миус преимущественно силами пехотных дивизий. Т.о., путём вышеуказанных рокировок, количество дивизий противника в Донбассе и под Харьковом было увеличено почти в два раза.

Начало сражения

1-я гвардейская армия (В.И.Кузнецов) действовала на участке фронта шириной 130 км. Противник, отступавший перед армией, с 25-26 января приостановил отход, начав подготовку рубежа по р.Северский Донец. Перед правофланговым 4-м гвардейским стрелковым корпусом было сосредоточено до 100 танков. 4-й гвардейский стрелковый корпус в составе 35-й, 57-й гвардейских и 195-й стрелковых дивизий при поддержке группы Попова (3-й, 10-й и 18-й танковые корпусы) предпринял попытку форсирования р. Красная в районе Кременного, Кабаньего, но была встречена артогнём противника. Основным противником гвардейцев была 19-я танковая дивизия вермахта, танки и мотопехота которой занимали оборону от Кабаньего до Лисичанска, и дважды контратаковали порядки 4-го гвардейского стрелкового корпуса. Действовавшая в полосе 4-го и 6-го гвардейских стрелковых корпусов подвижная группа Попова обрушились на Кременное. 3-й танковый корпус наступал на правом фланге, а 18-й танковый корпус – на левом.
В центре, в полосе 52-й стрелковой дивизии, наступал 10-й танковый корпус, который являлся наиболее сильным подразделением подвижной группы, и был усилен 407-м истребительно-противотанковым артполком, 606-м зенитным артпотком, 265-м гвардейским миномётным дивизионом и 28-м сапёрным батальоном. Советское наступление было встречено яростными контратаками при поддержке штурмовых орудий, что вынудило командарма В.И.Кузнецова распорядиться ввести в бой группу М.М.Попова в полном составе без разделения на эшелоны (т. е. подключить к наступлению 4-й гвардейский танковый корпус, увеличив количество танков в подвижной группе до 180). Уже 29 января 52-я стрелковая дивизия сломила сопротивление в районе Климовки.
В результате трёхдневных боёв наметились успехи советских войск в районе Сватово и Кременной, воспретившие движение немецких эшелонов по железной дороге Купянск — Сватово — Лисичанск. Кроме того, передовые части 1-й гвардейской армии и группы Попова вышли к рубежу обороны противника по Северскому Донцу (последние даже приступили к форсированию водной преграды), однако наметились серьёзные отклонения от плана операции. Первый день февраля был ознаменован значительными успехами войск 1-й гвардейской армии и группы Попова, которые начали форсирование р. Северский Донец. Лёд, сковавший реку, в некоторых местах не выдерживал вес танков. Первый танк, вышедший на лёд, ушёл под воду. Пришлось в нескольких местах налаживать переправы через реку.
Не смотря на прорыв первой (по р. Красная) и второй (по р. Северский Донец) линий обороны противника, взятие мощных узлов обороны в Сватово, Кременном, Купянске, Красном Лимане, окружение частей 320-й пехотной и 19-й танковой дивизий вермахта, части 1-й гвардейской армии наткнулись на оборону противника в районе Славянска, Артёмовска и Лисичанска, и уже физически не могли к 5 февраля выйти в район Сталино, Мариуполя. Большие потери 10-го танкового корпуса и его бои в полуокружении в районе ст. Соль, переход от наступления к обороне в районе Славянска. Артёмовска, безусловно, ещё не означал крах операции в целом и срыв наступления на Сталино. Однако, стало ясно, что быстрого захвата Донбасса не будет, и для уничтожения или охвата донбасской группировки противника потребуются значительные резервы. Собственно, это были первые тревожные сигналы, которые командованием фронта по-просту игнорировались.
Потерпев неудачу с прорывом 10-го танкового корпуса на Сталино через Артёмовск, командование фронта не теряло надежды прорваться к сердцу Донбасса. Для выполнения данной миссии, ранним утром 4 февраля авангардная 14-я гвардейская танковая бригада В.И.Шибанкова 4-го гвардейского танкового корпуса атаковала гарнизон Краматорска с северо-восточной окраины, быстро занимая всё новые и новые кварталы. Однако, к вечеру противник понял, что в город прорвалась сравнительно небольшая группировка советских танкистов, и контратаковал бригаду Шибанкова в районе Старого города и железнодорожной станции. Корпус Полубоярова перешёл к обороне, испытывая недостаток в горючем и боеприпасах. Успех в овладении Краматорском зависел от быстроты подхода к городу частей 3-го танкового корпуса, который с началом операции получил задачу войти в прорыв в полосе 6-й армии, развивая наступление в краматорском направлении.
Сравнительно медленный темп наступления корпуса, практически — за спиной пехоты, вызвал жёсткую критику со стороны командующего фронтовой подвижной группой М.М.Попова с требованием дальнейших решительных действий. 4 февраля корпус Синенко совместно с 57-й гвардейской стрелковой дивизией вёл бои на окраине Славянска, выходя основными силами на подступы к Краматорску – в район свх. им. Крупской. В ночь на 4 февраля разведчики 50-го танкового батальона вели разведку окраин города в плане наличия минных полей и противотанковых орудий. Умело организовав засаду, утром 4 февраля батальон ворвался на окраину Краматорска. Передовые части корпуса Синенко группой из 25 танков вошли в центр Краматорска 5 февраля, решив проблему корпуса Полубоярова с горючим и боеприпасами, восстановив его позиции в Краматорске. К 7 февраля в Краматорск вошли основные силы 3-го танкового корпуса. Немецкая 7-я танковая дивизия оказалась блокированной в Славянске, - 6 февраля советские войска овладели Барвенково.
8-9 февраля противник неоднократно переходил в контратаки на славянском и артёмовском направлениях. Шла разгрузка воинских эшелонов между Лозовой и Барвенково, и в Красноармейском. 8 февраля атаки танков и пехоты противника на Краматорск возобновились: сначала с юга силой 11-й танковой дивизии, а затем — с севера и востока силами 7-й и 3-й танковых дивизий. Изначально предполагалось установить связь между немецкими 11-й и 7-й танковыми дивизиями в обход Краматорска с западной стороны, но заснеженные балки системы Маячки оказались непригодными для немецких танков. Поэтому, противник был вынужден атаковать группу Попова в Краматорске в направлении автодороги Константиновка – Славянск. В итоге, связь между 7-й и 11-й танковыми дивизиями то держалась, то пропадала. 10 февраля 35-я гвардейская стрелковая дивизия южнее Барвенково заняла Александровку и атаковала 333-ю пехотную дивизию противника в направлении Степановки, Спасско-Михайловки.
Разведбат мотодивизии СС «Викинг», удерживающий позиции в районе Сергеевки западнее Краматорска, передавал их 333-й пехотной дивизии, а сам выдвигался в район южнее Красноармейского. Впоследствии, командующий группой немецких армий «Юг» Э.Манштейн в мемуарах запишет, что посчитал заснеженные балки системы р. Самара, Маячка и Казённый Торец в треугольнике Барвенково — Краматорск — Красноармейское непреодолимым препятствием для советских танков и мотопехоты. Фактически, было допущено ослабление фланга 333-й пехотной дивизии, основные силы которой держали оборону юго-восточнее Лозовой. Точнее, фланг и без того растянутой дивизии был дополнительно удлинён, и надёжного прикрытия от группы Попова в районе Краматорска не было, если не считать природных преград.
Этим обстоятельством не замедлили воспользоваться Н.Ф.Ватутин и М.М.Попов, направив поредевший в боях за Кременное, Краматорск 4-й гвардейский танковый корпус Полубоярова в Красноармейское. Приказ на выдвижение Полубояров получил днём 10 февраля, уже к вечеру сдал позиции в Краматорске 3-му танковому корпусу и начал переправлять танки через Казённый Торец между Краматорском и Красноторкой.

Бросок на Красноармейское

Выдвинувшись накануне вечером из района Краматорска, части 4-го гвардейского танкового корпуса (П.П.Полубояров) приближались к району Красноармейского. Выдвинувшись по маршруту Краматорск, Ново-Троицкое, Ново-Александровка, главные силы корпуса за ночь совершили марш протяжённостью до 85 км. В авангарде двигалась 14-я гвардейская танковая бригада В.И.Шибанкова, которая совместно с приданными корпусу танковыми частями и мотопехотой освободила полосу по западному берегу р. Казённый Торец южнее Сергеевки. Успешно пройдя балки системы реки, бригада Шибанкова к 4:00 11 февраля вышла к с. Гришино и овладела им, взяв под обстрел шоссе и железную дорогу Днепропетровск – Павлоград – Сталино.
По официальной советской версии, на момент взятия Гришино корпусом Полубоярова, солдаты гарнизона села делали утреннюю зарядку. В одной из газет удалось найти сведения, что в момент взятия Гришино солдаты вермахта выскакивали из домов чуть ли ни в кальсонах, что уже исключает первую версию. Однако, воспоминания солдат и офицеров дивизии СС «Викинг» утверждают, что комендант Гришино к 2:00 ночи был осведомлён о движении колонны советских войск южнее Сергеевки.
13-я гвардейская танковая бригада Л.И.Баукова к 1:30 ночи небольшой группой танков и армейских автомашин овладела с. Анновка и ст. Доброполье, выйдя авангардами к с. Доброполье, - тем самым совершала отвлекающий манёвр и оказывала содействие 12-й и 14-й гвардейским танковым бригадам во взятии Гришино. До броска на Красноармейское в 13-й гвардейской танковой бригаде танков не было (по причине их передачи в авангардную 14-ю гвардейскую танковую бригаду), а сама бригада несла охрану железной дороги южнее Краматорска.
Вместе с 13-й и 14-й гвардейскими танковыми бригадами 4-го гвардейского танкового корпуса двигались 12-я гвардейская танковая бригада Ф.М.Лихачёва и 3-я гвардейская мотострелковая бригада М.П.Леонова. Всего же силы танковой группы, наступавшей на Красноармейское, оценивались в 45 танков. На усиление корпуса Полубоярова также выделялись 7-я отдельная лыжно-стрелковая бригада П.Г.Куликова, 1-я истребительно-противотанковая бригада Е.Д.Ефремидзе и 207-я истребительная авиадивизия А.П.Осадчего.
Развивая наступление на узел железных и шоссейных дорог Красноармейское, 4-й гвардейский танковый корпус силами 14-й гвардейской танковой и 3-й гвардейской мотострелковой бригад к 9:00 перерезал магистральную железную дорогу Днепропетровск – Чаплино – Красноармейское – основную коммуникацию Донбасской группировки противника, по которой осуществлялось снабжение. Патриоты-подпольщики подоравли один из мостов в районе ст. Красноармейское, и движение эшелонов противника в донбасском направлении прекратилось. Для задержания кантемировцев, противник оставил на одном из переездов состав без паровоза. Наступление задержалось на несколько часов – пока не был подтянут со станции паровоз. Один из батальонов 14-й гвардейской танковой бригады вёл бой возле шахт Ново-Экономического (Димитров) и в свх. Молочный. К исходу дня части 14-й гвардейской танковой бригады силами в 18 танков и 2 орудий ПТО заняли оборону в Зверево-1, Зверево-2, Перше Травня.
12-я гвардейская танковая бригада, усиленная десантом мотострелкового противотанкового батальона, получила задание пересечь автодорогу Днепропетровск – Сталино и занять оборону в Зелёном, Ново-Зелёном, на ст. Чунишино, ст. Бельгийской. К 11:00 задание было выполнено. Поскольку перед вступлением советских танков в станционный посёлок один из них поломался, противник успел заметить приближение передового бригадного отряда, и гарнизон станции убыл на паровозе в направлении ст. Селидовка. Через несколько часов авангард 12-й гвардейской танковой бригады (3 танка) был контратакован группой мотопехоты противника (всего в сторону Чунишино двигалось до 80 автомашин). К 17:00 противник подтянул артиллерию, миномёты, выгрузил живую силу и колонной в 40 автомашин начал обход Чунишино слева. Хоть контратака и не была неожиданной (неизвестный ценой собственной жизни сообщил о ней по телефону из Селидовки), к ночи на 12 февраля противник занял часть станционного посёлка, потеснив отряд 12-й гвардейской танковой бригады. Всего вечером в составе 12-й танковой бригады числилось 4 танка и 3 орудия ПТО.
3-я гвардейская мотострелковая бригада перекрывала железные дороги на Очеретино, Селидовку и шоссе на Сталино на юго-восточной окраине города. Бригада располагала 16 орудиями и 28 миномётами. Автотранспорт мотострелков располагался между автодорогой на Сталино и железной дорогой на Селидовку в районе х. Рог.
Для обхода немецкими эшелонами Красноармейского требовалось: либо использование участка железной дороги Чаплино – Пологи – Волноваха (при этом, путь от Чаплино до Сталино увеличивался в 2 раза, проходил по однопутным участкам с разворотом состава), либо использование участка Запорожье – Пологи – Волноваха (его пропускная способность ограничивалась производительностью барж речного транспорта, т.к. мост через Днепр был разрушен ещё в 1941 г. отступающими советскими войсками, а к февралю 1943 г. не был восстановлен), либо использование автотранспорта от Межевой до Селидовки (50 км по бездорожью) или от Демурино до Рои (100 км по шоссе) с перегрузкой военных грузов с железнодорожного транспорта на автомобильный, и наоборот. Т.о., топливо на фронт доставляться вовремя не могло, т.к. путь эшелонов существенно увеличивался, а пропускная способность артерий снабжения уменьшалась.
Кроме того, нефтебаза, снабжавшая группировку немецких войск в Донбассе топливом и ГСМ, находилась в Красноармейском, а на окрестных станциях не было устройств для слива и перекачки топлива. Военные действия велись уже в глубоком тылу группы немецких армий «Юг». На ст. Красноармейское кантемировцы захватили богатые трофеи: более 50 паровозов, 3 эшелона с автотранспортом (более 1500 автомобилей), огромное количество вагонов с военной техникой и имуществом, 8 складов с оружием, горючим, ГСМ, зимним обмундированием, огромным количеством продовольствия и т.д.
Потеря Красноармейского сводила на нет снабжение групп армий Вермахта «Юг». Появления танков противника именно здесь Э.Манштейн ожидал меньше всего: местность между Казённым Торцом и Самарой считалась непроходимой для танков вследствие большой высоты снежного покрова в балках. Здесь были главные склады немцев, питающие горючим, боеприпасами и продовольствием все немецкие войска, находившиеся в то время в Донбассе, на Дону и на Северном Кавказе.
Для парирования кризиса в районе Красноармейского, немецкое командование было вынуждено применить жёсткие ответные меры. Стоявшая в Даченском, Селидовке мотодивизия СС «Викинг» сразу же контратаковала передовые части 4-го гвардейского танкового корпуса в Ново-Павловке, частью сил выходя к Гришино и охватывая Красноармейское с запада. К вечеру 11 января противник стянул к Красноармейскому пехоту и артиллерию, начав контратаковать порядки корпуса Полубоярова и приготовившись к штурму.
12 февраля дивизия СС «Викинг» вышла к Гришино, заняв его и перерезав основную коммуникацию, связывающую 4-й гвардейский танковый корпус с тылом.

В осаждённом Красноармейском и вне его

На помощь корпусу Полубоярова шёл корпус Буркова, который получил соответствующий приказ ещё 10 февраля, а в ночь на 12 февраля перешёл в наступление, к утру силами 183-й танковой бригады заняв Сергеевку, а главными силами – Знаменку, Черкасское и Шабельковку. Немецкая авиация с утра атаковала порядки 10-го танкового корпуса, - в результате массированного авиаудара по 186-й танковой бригаде был тяжело ранен командир корпуса В.Г.Бурков; в командование временно вступил начальник штаба полковник В.П.Воронченко, а затем – генерал-майор А.П.Панфилов.
В районе Красноармейского наблюдались повторные контратаки дивизии СС «Викинг» в направлении Ново-Павловка, Гнатовка. 4-й гвардейский танковый корпус занял большую часть Красноармейского. Не занятым остался кирпичный завод в районе путепровода западнее ст. Красноармейское, куда со станции в направлении мельницы ушёл один из немецких эшелонов и занял оборону. Засевшие на территории завода эсэсовцы и власовцы продержались до прихода немецких танков, нанесли мотопехоте корпуса Полубоярова значительные потери, и корректировали огонь противника с «большой земли». Кроме того, группа эсэсовцев закрепилась на территории Динзавода в северной части города. Положение корпуса Полубоярова всё ухудшалось: эсэсовцы ворвались на окраины Красноармейского.
Тем временем, 4-й гвардейский танковый корпус из района Красноармейского продолжал атаковать в направлении Селидовки. Бои проходили в условиях окружения и господства авиации противника в воздухе. Бомбардировка Красноармейского противником проходила организованно и целенаправленно; каждая авиагруппа «отвечала» за свой сектор города. Центральную и восточную часть Красноармейского бомбили самолёты Люфтваффе, базирующиеся на Сталинском аэродроме, южную часть – с Запорожского аэродрома, а северную, западную часть Красноармейского и район с. Гришино – самолёты с Днепропетровского аэродрома. Обороне Красноармейского способствовал тот факт, что большинство зданий в городе были кирпичные и приспосабливались под ДОТы. Большинство танков корпуса Полубоярова оставались практически без горючего и боеприпасов.
В ночь на 12 февраля командование 12-й гвардейской танковой бригады сняло охрану со ст. Бельгийский для задействования её на ст. Чунишино, куда уже было послано 4 танка с десантом пехоты. После ночного боя положение кантемировцев на станции было восстановлено. Между тем, противник активизировал свои действия и просочился в район Ново-Зелёного (ныне – мрн. Южный). В 5:00 утра штаб 12-й гвардейской танковой бригады переместился в более безопасное место – на северо-западную окраину Красноармейского. К вечеру противник потеснил авангард 12-й гвардейской танковой бригады, который был вынужден оставить ст. Чунишино.
Севернее Красноармейского, в Анновке (район Красноармейского рудника) дислоцировалась 13-я гвардейская танковая бригада; сюда же в спешном порядке перебрасывались части немецкой 333-й пехотной дивизии.
13 февраля приказ на выдвижение к Красноармейскому получил 18-й танковый корпус Б.С.Бахарова, который начал сдачу позиций частям 4-го и 6-го гвардейских стрелковых корпусов. Выдвижение 10-го и 18-го танковых корпусов к Красноармейскому было задержано контратаками 7-й и 11-й танковых дивизий противника. В направлении Красноармейского смогла прорваться лишь 183-я танковая бригада Г.Я.Андрющенко, успевшая 13 февраля совместно с частями 35-й гвардейской стрелковой дивизии поучаствовать в боях за освобождение с. Степановка. Ещё в Сергеевке бригада получила на усиление корпусную зенитную батарею.
В ночь на 13 февраля небольшая группа 12-й гвардейской танковой бригады (4 танка, 2 противотанковые пушки и 60 человек) выбила противника из Чунишино, восстановив утраченные ночью позиции. Противник, потеряв 4 танка, 2 пушки, 3 миномёта и до 70 человек, оставил позиции на станции. Были взяти пленные из дивизий СС «Викинг» и… «Тотенкопф». Однако, это были практически последние успехи кантемировцев. Противник, умело использовав рельеф местности, обстреливал Чунишино в течение дня. В район Красноармейского противник продолжал стягивать подкрепления.
Отвлекая силы противника, подпольщики посёлка шахты «Центральная» подняли восстание в оперативном тылу группы немецких армий «Юг». Чтобы не пустить в посёлок немецкий бронепоезд, повстанцы разобрали 2 км подъездного пути и взорвали два небольших моста. Силы были неравными, и выступление уже 14 февраля было подавлено, но к этому времени корпус Полубоярова силами передовой 12-й гвардейской танковой бригады стабилизировал своё положение на линии ст. Бельгийский, ст. Чунишино. Дальнейшее продвижение танкистов было остановлено контратаками мотодивизии СС «Викинг». В корпусе истощился запас боеприпасов.
14 февраля дивизия СС «Викинг», 7-я и 11-я танковые дивизии противника начали серию концентричных атак на Краматорск и Красноармейское. Дивизия СС «Викинг» предприняла мощную контратаку в направлении Ново-Павловки. Прикрываясь серией контратак, противник начал перегруппировку войск, выводя 7-ю танковую дивизию из Славянска и 333-ю пехотную дивизию из треугольника Александровка, Степановка, Спасско-Михайловка в район Красноармейского. Разведка 1-й гвардейской армии и группы М.М.Попова эту перегруппировку не заметила, всё ещё полагая, что противник отступает за р. Днепр, прикрываясь серией контратак.
Положение кантемировцев в Красноармейском ухудшалось с каждым часом. Части двух дивизий СС, а также четырёх пехотных дивизий противника расчленили группу 4-го гвардейского танкового корпуса на две части: 14-я гвардейская танковая бригада – в центре и восточной части города, а 12-я гвардейская танковая бригада была блокирована в его северо-западной части (штаб бригады был перемещён ближе к центру). Зенитная батарея 12-й гвардейской танковой бригады заняла оборону на южной окраине города. На 17:00 батальон автоматчиков противника обходил защитников Чунишино справа и слева; противник усиливал артиллерийский и миномётный огонь. Перевес на стороне противника в технике был 3-4-кратным, а в живой силе – 8-кратным. Авангард 12-й гвардейской танковой бригады отступил из Чунишино в Ново-Зелёное, заняв оборону на кирпичном заводе.

Временная стабилизация ситуации

Авангард 10-го танкового корпуса, 183-я танковая бригада, возобновившая наступление в ночь на 14 февраля, на рассвете после короткого боя овладела п. Красноармейский рудник, где заняла оборону против небольшой группы немецкой 333-й пехотной дивизии. К исходу дня в посёлок вошла колонна из 10 танков и 50 колёсных машин корпуса, отремонтированных в районе Маяков. К этому времени, к Черкасскому и Шабельковке подошли части 18-го танкового корпуса, сменив 10-й танковый корпус. Последний к 19:00 сосредоточился в районе Сергеевки для последующего выдвижения в красноармейском направлении.
Командование 183-й танковой бригады узнало, что с севера на Красноармейское по параллельному ей маршруту движется колонна вражеской пехоты при 3 танках Атаковав с ходу колонну, бригада Андрющенко утром 15 февраля овладела с. Доброполье. В течение дня здесь шли тяжёлые бои с подошедшими частями немецкой 11-й танковой дивизии. В 5:00 утра противник перешёл в наступление на Красноармейский рудник со стороны Святогоровки. Первые атаки противника были отбиты. В 8:00 противник возобновил наступление и ворвался в Красноармейский рудник. Батальон Бирюкова, отражая контратаку, вышел в тыл противника, ударив по его пехоте. К исходу дня 183-я танковая бригада Г.Я.Андрющенко очистила от противника Красноармейский рудник, заняла Святогоровку, и перешла к обороне. Основные части 10-го танкового корпуса начали выдвижение в направлении Доброполья и Степановки.
15 февраля, казалось, наступила стабилизация ситуации в секторе Красноармейского. В город вошла 7-я отдельная лыжно-стрелковая бригада, потеснив противника в районе Гришино и восстановив стык со 183-й танковой бригадой в районе Доброполья, а также подвоз горючего с боеприпасами в полуокруженный город Красноармейское. Однако, дальнейшего наступления на Волноваху, как того требовал командующий Юго-Западным фронтом Н.Ф.Ватутин, не вышло. Атаки на Красноармейское, тем временем, не прекращались. Оборона кантемировцев на флангах была прорвана, город обойдён противником с востока и запада. Мотодивизия СС «Викинг» обошла Красноармейское с востока и осуществила мощную контратаку со стороны железной дороги Красноармейское – Доброполье. 4-й гвардейский танковый корпус в Красноармейском оказался практически окружённым. Из 40 танков в составе корпуса и приданных ему соединений осталось лишь 17.
Тем временем, 16 февраля противник подтянул в район Красноармейска основные силы дивизии СС «Викинг» и 40-го танкового корпуса 1-й танковой армии Э. фон Маккензена. 4-й гвардейский танковый корпус в боях за Красноармейское понёс значительные потери: на 17 февраля в 14-й гвардейской танковой бригаде оставалось лишь 18 исправных танков (по-видимому, с учётом трофейных). По приказу П.П.Полубоярова. был сформирован отряд из 600 местных жителей, вооружённый трофейным оружием, что на короткое время позволило стабилизировать ситуацию с обороной узла.
183-я танковая бригада продолжала отражать контратаки группы 333-й пехотной дивизии противника в районе Доброполья. 11-я и 186-я танковые бригады 10-го танкового корпуса вечером 15 февраля выдвинулись в направлении Красноармейского, и к 9:00 16 февраля заняли позиции в районе Степановки, Красноармейского рудника. Так же 10-й танковый корпус очистил от противника сёла западнее Доброполья, совершив марш по маршруту Сергеевка – Петровское – Красноармейский Рудник - Криворожье.
Войска 1-й гвардейской армии утром 17 февраля вошли в Славянск, накануне оставленный противником. Сёла вокруг города были сданы противником ещё 15 февраля. Немецкая 7-я танковая дивизия оставила город ночью и сосредоточилась в 15 км восточнее Красноармейского. 38-я гвардейская стрелковая дивизия сменила 18-й танковый корпус в районе Славянска для выдвижения последнего в район Красноармейского. Для советской армейской разведки передислокация дивизии Г.Фука осталась незамеченной, поскольку немецкая 11-я танковая дивизия Г.Балька, отведя основные силы из района восточнее Доброполья, выдвинулась из сектора западнее Дружковки в направлении Райское, Старые Близнецы. Завязались бои между дивизией Балька и частями 18-го танкового корпуса в районе северо-западнее Ново-Водяного, а также 10-го танкового корпуса в районе Степановки, Александровки.
Утром 17 февраля в районе Красноармейского противник начал сильную артподготовку, завязались бои. Стык между 12-й и 14-й гвардейскими танковыми бригадами оказался окончательно нарушенным, оборона 12-й гвардейской танковой бригады в Ново-Зелёном смята, и противник захватил кирпичный завод, выйдя к железнодорожной станции. Обещанное Н.Ф.Ватутиным и М.М.Поповым подкрепление всё не подходило.
195-я стрелковая дивизия сменила 3-й танковый корпус в Краматорске для выдвижения последнего в новомосковском направлении. На запад выдвигались также 44-я и 57-я гвардейские стрелковые дивизии, сдавая позиции между Славянском и Лисичанском войскам 3-й гвардейской армии. Действия 11-й танковой дивизии противника не только отвлекли советское командование от «семёрки», но и помешали переброске 3-го танкового корпуса в район Павлограда. Лишь малочисленному передовому отряду корпуса удалось продвинуться до Верхней Самары.


загрузка...
avatar
Наверх