Загрузка...

Отражение контрудара Клейста на южном фасе барвенковского выступа. Май 1942г.

Просмотров: 2396 0 13.10.2010 в 13:18:37 Район
В обороне перед группой Клейста

Ещё 6 апреля, ссылаясь на разведданные, комнндюж Р.Я.Малиновский издал дерективу, в которой отмечал усиление группировки противника на красноармейском и славянско-краматорском направлениях. В директиве был сделан вывод о возможности активных действий противника на барвенковском направлении по окончании периода распутицы. В районе Краматорска, Славянска, Александровки советские разведчики обнаружили небывалую активность в тылу противника: сюда перебрасывались новые пехотные и танковые дивизии, шло пополнение поредевших дивизий личным составом, техникой и вооружением.
Советское командование запланировало по окончанию периода распутицы наступление войск Юго-Западного фронта на Харьков. Ослабленный в предыдущих боях. Южный фронт Р.Я. Малиновского активных задач не получил. 57-я армия генерала К.П.Подласа и 9-я армия генерала Ф.М.Харитонова этого фронта должны были организовать оборону южного фаса барвенковского выступа, чтобы обеспечить с юга ударную группировку Юго-Западного фронта. Для прикрытия ударной группировки, действовавшей на барвенковском плацдарме, выделялось 15 стрелковых, 6 кавалерийских дивизий, 3 танковых, 1 стрелковая и 1 мотострелковая бригады. Задачей правого крыла Южного фронта было создание прочной обороны, развитой в глубину, с противотанковой защитой, максимальным развитием инженерных сооружений и противопехотных препятствий, а также опорными пунктами и узлами сопротивления, приспособленными к длительной обороне.
После успешного окончания Харьковской операции, предполагалось наступление войск Юго-Западного направления фронта в направлении Днепропетровска и Синельниково, что создало бы угрозу окружения Донбасской группировки противника с выходом советских войск ей в тыл. Из Крыма навстречу войскам Тимошенко должен был выступить фронт генерала Козлова, захвативший оперативный плацдарм на Керченском полуострове. Т.о., окончательно утверждённый план летнего наступления советских войск на Юго-Западном направлении был последовательным развитием операций, проведенных Красной армии в период зимнего наступления 1941-1942 гг.
Многочисленные перебежчики сообщали подробности готовящегося наступления советских войск, перегруппировка которых велась без соблюдения мер секретности и длилась почти месяц. Главком С.К.Тимошенко был уверен в слабости противника и невозможности его активных действий в ближайшее время без длительной передышки и привлечения достаточно больших подкреплений из тыла.
Южный фронт значительно уступал врагу в людях и технике. Фланг и тыл южной ударной группировки советских войск (в барвенковском выступе) были уязвимыми, и успех операции напрямую зависел от организации и ведения обороны войск правого крыла Южного фронта.
В связи с изменением разграничительной линии между фронтами на барвенковском плацдарме и передачей в подчинение командующему Юго-Западным фронтом артиллерийских частей усиления резерва Главнокомандования, а также значительной части резервов Южного фронта, в апреле 1942 года, в соответствии с указаниями Главкома С.К.Тимошенко Южный фронт произвел перегруппировку войск.
57-я армия (командарм – К.П.Подлас, наштарм – А.И.Попенко, комиссар – А.Ф.Анисов) в составе 150-й, 317-й, 99-й, 351-й и 14-й гвардейской стрелковых дивизий оборонялась на рубеже Царедаровка, Софиевка протяженностью 80 км, имея во втором эшелоне 14-ю гвардейскую дивизию. Армия была усилена тремя артиллерийскими полками и одним танковым батальоном. Средняя оперативная плотность в полосе обороны армии составляла 16 км на одну дивизию и 4,6 орудия и миномета на 1 км фронта. Командный пункт армии находился в Миролюбовке.
9-я армия (командарм – Ф.М.Харитонов, наштарм – К.В.Крайнюков, комиссар – Ф.К.Корженевич) в составе 341-й, 106-й, 349-й, 335-й, 51-й, 333-й стрелковых дивизий, 78-й стрелковой, 12-й, 15-й танковых бригад, пяти артполков и двух батальонов противотанковых ружей занимала оборону на 96-километровом фронте Софиевка, Красный Лиман. На правом фланге части 51-й и 333-й (один полк) стрелковых дивизий, один батальон 78-й стрелковой бригады, усиленные 15-й и 121-й танковыми бригадами, и две кавалерийские дивизии 5-го кавалерийского корпуса с 12-й танковой бригадой (резерв командующего фронтом) вели наступательные действия с целью овладения районом Маяки. В резерве командующего 9-й армией находился один полк 333-й стрелковой дивизии. Оперативную плотность в полосе 9-й армии с учетом всех действовавших в ее полосе сил составляла 10-13 км на одну дивизию при 11-12 орудиях и минометах на 1 км фронта. Командный пункт армии находился в Каменке, вспомогательный пункт управления и узел связи армий правого крыла фронта – в Долгеньком.
На всем фронте 57-й и 9-й армий, занимавших южный фас барвенковского выступа, оборона строилась по системе опорных пунктов и узлов сопротивления, слабо оборудованных в инженерном отношении и связанных между собой. Боевые порядки дивизий не эшелонировались. Вторые эшелоны и резервы в дивизиях и армиях отсутствовали. Поэтому глубина тактической обороны не превышала 3-4 км. Несмотря на полуторамесячный срок пребывания в обороне, работы по созданию оборонительных сооружений и инженерных заграждений проводились неудовлетворительно. Так, в полосах обороны 57-й и 9-й армий на 1 км фронта плотность сооружений и заграждений составляла: ДЗОТ — около 3, противопехотных мин — 25-30, противотанковых мин — около 80. На всем 180-километровом фронте армий было построено всего 11 км проволочных заграждений.
Таким образом, ни оперативное построение войск 57-й и 9-й армий Южного фронта в обороне, ни инженерное оборудование местности не обеспечивали жесткой обороны южного фаса барвенковского выступа, хотя полоса обороны дивизии 9-й армии, прикрывавшей наиболее опасное направление, была в 2 раза меньше уставной. Скорее, обстановка была на грани устойчивой обороны южного фаса, которая могла пошатнуться при малейшем воздействии крупных сил противника.
Причин несоответствия положения дел на южном фасе барвенковского выступа плану Харьковской операции несклько. Первая – отсутствие (до некоторых пор) контроля за действиями Южного фронта со стороны штаба Юго-Западного направления, т.к. фронт Малиновского не получил наступательных задач и был предоставлен самому себе. Кроме того, командюж был ответственным не только за южный фас барвенковского выступа, но ещё и за почти 300-километровый фронт в Донбассе и на ростовском направлении. Деление выступа разграничительной линией между двумя фронтами пополам, некоторые военные историки считают тактическим просчётом советского командования в мае 1942г...

Перегруппировка сил противника перед южным фасом

Перед Южным фронтом немецкое командование увеличило свою группировку на шесть дивизий. Всего перед Южным фронтом группировка немецких войск составляла тридцать четыре дивизии (пехотных — 24. танковых — 3, моторизованных — 5 и кавалерийских — 2), - на 6 дивизий больше, чем в январе 1942г. Все части, занимавшие оборону против правого фланга фронта, к 12 мая вошли в состав 17-й полевой и 1-й танковых армий, объединенных в группу Клейста.
На фронте Варваровка. Александровка, Вишневый в обороне располагались 100-я легкопехотная, 60-я моторизованная, 14-я танковая и 1-я горнострелковая дивизии 3-го танкового корпуса. В оперативном резерве перед южным фасом барвенковского выступа немецкое командование к 12 мая 1942 г. сосредоточило немецкие 389-ю, 584-ю пехотные и 101-ю легкопехотную, румынскую 20-ю пехотную и 16-ю танковую дивизии. Одним полком 389-й пехотной дивизии был усилен 52-й армейский корпус, и два полка 384-й пехотной дивизии были выдвинуты на участок 44-го армейского корпуса.
В начале мая противник усилил переброску своих войск к местам сосредоточения группы Клейста. Разведка 9-й армии тутже сообщила о перемещениях перед южным фасом барвенковского выступа в штарм-9. Начальник штаба «девятки», Ф.К.Корженевич, заверил, что это всего лишь демонстрация сил, и в ближайшее время активных действий противника. Сон? Командование 57-й армии также знало о переброске частей противника. Например, 13 мая были взяты пленные из 1-й горнострелковой дивизии, переброшенной неделю назад в район Александровки. Знали в «пятьдесят семёрке» и о концентрации противника в Славянске…
В день начала наступления, 12 мая, начальник разведотдела штаба Юго-Западного направления фронта докладывал командованию, что по состоянию на 8 мая от ст. Доброполье (красноармейское направление) в направлении с. Степановка и обратно проследовало 160 крытых автомашин с опознавательными знаками 100-й пехотной, 60-й моторизованной и 14-й танковой дивизий. В районе Анновки, Парасковеевки, Александровского (район нынешнего Доброполья) было обнаружено большое скопление войск и автомашин. Были отмечены перемещения танков в районе Краматорска, Славянска, Райгородка.
Вечером 15 мая разведка 106-й стрелковой дивизии 9-й армии обнаружила прибытие до полка пехоты противника в Андреевку, о чём незамедлительно было доложено в штарм-9. Дежурный ответ: это смена войск, поскольку противник тянет под Харьков лучшие части, а перед южным фасом выстраивает потрёпанные в предыдущих боях. 16 мая командир 106-й стрелковой дивизии Н.Г.Лященко выразил члену Военного совета «девятки» К.В.Крайнюкову свою обеспокоенность по поводу затишья перед южным фасом. Тот ответил, что противнику вскоре будет не до контрнаступления, т.к. в харьковском направлении скоро будут введены в прорыв два советских танковых корпуса. Когда командарм-9 Ф.М.Харитонов высказал те же предположения Главнокомандующему Юго-Западным направлением фронта С.К.Тимошенко, то получил тот же ответ с настоятельной рекомендацией «заниматься своими делами».
Начальник разведки 57-й армии А.Д.Синяев 14 мая передал в штаб 57-й армии разведданные, добытые разведчиками-подростками, засланными в тыл, что в районе Славянска для контрудара сконцентрированные значительные силы войск противника при поддержке танков. Начало контрнаступления указывалось на 18 мая. Командарм-57 К.П.Подлас 15 мая сделал доклад в штаб фронта, а на следующий день приехал начальник штаба фронта Антонов с комиссаром, их разговор с Синяевым и Подласом был крайне неприятным, но закончился практически ничем.
В конце апреля 1942г. Р.Я.Малиновский распоряжается перебросить 216-ю стрелковую дивизию из полосы обороны 9-й армии в полосу оборону 18-й армии, поскольку участок на ворошиловском направлении показался командюжу плохо прикрытым. Трёхдивизионная 18-я армия занимала фронт в 80 км, т.е. 25-30 км на дивизию. И командующий фронтом справледливо посчитал, что первый удар против Южного фронта может быть по 18-й армии, одной из наиболее ослабленных в предыдущих боях. Ведь Южный фронт прикрывал ростовское направление – «ключи от Кавказа», и прорыва на этом направлении нельзя было допускать.
Однако, почему же Южный фронт не создал прочной обороны на правом крыле? За месяц после директивы Р.Я.Малиновского была создана система оборонительных сооружений, не обеспечивающая устойчивой обороны в случае внезапного удара противника, и об этой системе сказано выше. Вероятно, Р.Я.Малиновский, а с ним – Ф.М.Харитонов и К.П.Подлас слишком понадеялись на упреждающий удар соседа справа, который, если бы развивался по плану, то действительно, мог бы сорвать планы противника. Трудно сказать, жалели командармы силы своих инженерных частей на сооружение оборонительных позиций или нет, когда после Харьковской операции планировалось совместное наступление армий Юго-Западного направления фронта на Синельниково…
Очередную свинью подбросила Ставка. Изначально план операции предполагал создание в полосе Юго-Западного фронта подвижных групп второго эшелона в составе четырёх танковых корпусов из танковых бригад, имевшихся в распоряжении С.К.Тимошенко. В реальности было создано лишь три, но Южный фронт был уже достаточно ослаблен переброской пехоты и танковых частей в полосу Юго-Западного фронта. Когда стало ясно, что подготовка к наступлению идёт не по плану, ослабление Южного фронта было решено компенсировать за счёт развития системы обороны южного фаса барвенковского выступа. Для устойчиыой обороны «меньшими силами», Ставка распорядилась 8 мая начать работы по созданию развитой системы укреплений на глубину дивизий первого эшелона – до 10-12 км. Работы предполагалось закончить к 15 мая. Однако, к этому времени «девятка» частью сил перешла в наступление на Маяки, вскоре задействовав все резервы, которые можно было задействовать, а «пятьдесят семёрка» оставалась значительно ослабленной.

Перед схваткой

К 17 мая улучшить в значительной систему обороны на правом крыле Южного фронта не удалось. Глубина тактической обороны не превышала 4-5 км, оборона носила очаговый характер, была слабо подготовлена в инженерном отношении. В 9-й армии были закончены окопы полного профиля, приступили к строительству ДЗОТов. Противотанковые и противопехотные средства имелись в весьма ограниченных количествах, а «колючка», взрывчатые вещества, противотанковые и противопехотные мины начали поступать, уже когда противник перешёл в наступление. Малочисленные дивизии не могли противостоять массированным атакам противника на большой глубине.
По состоянию в ночь на 17 мая, 9-я армия, продолжая перегруппировку на своем левом фланге, занимала оборону на фронте в 96 км частями 341-й, 106-й, 349-й и 335-й стрелковых дивизий. В районе Маяки 51-я стрелковая дивизия заканчивала смену 30-й кавалерийской дивизии и частей 333-й стрелковой дивизии. Один полк 333-й дивизии после смены его 51-й стрелковой дивизией находился на марше и следовал в состав дивизии в район Барвенково. Второй полк еще не был сменен и занимал оборону на участке западнее Маяки. Третий полк и 34-я кавалерийская дивизия располагались на рубеже Барвенково, Никополь, Петровка. 78-я стрелковая бригада одним батальоном оборонялась на правом берегу реки Сев. Донец в районе севернее Маяки. Восточнее Маяки бригада имела небольшой плацдарм. Главные силы бригады занимали оборону на левом берегу реки Северский Донец, примыкая к флангу 37-й армии. Командный пункт армии размещался в Каменке, на удале¬нии 30 км от линии фронта.
Средняя оперативная плотность войск 9-й армии, при наличии в составе первого эшелона армии пяти стрелковых дивизий, одной стрелковой бригады и пяти артиллерийских полков РГК, равнялась 19 км на одну стрелковую дивизию и 9 орудиям и минометам на 1 км фронта. Кроме того, в полосе армии располагался 5-й кавалерийский корпус (60-я, 34-я, 30-я кавалерийские дивизии) и 12-я танковая бригада, составлявшие резерв командующего Южным фронтом. С учетом этих сил оперативная плотность в полосе 9-й армии составляла 10 км на одну дивизию, а артиллерийская плотность возрастала до 11-12 орудий и минометов на 1 км фронта. На стыке Юго-Западного и Южного фронтов в районе Надеждовка, Мечебиловка, Шатово сосредоточился 2-й кавалерийский корпус (38-я, 62-я и 70-я кавалерийские дивизии), составлявший резерв Главнокомандующего Юго-Западным направлением.
К 5 часам 17 мая войска левого фланга 9-й армии и фронтового резерва не закончили перегруппировки. Часть войск находилась в движении в новые районы сосредоточения и надежной связи со штабами армии и фронта не имела. Команднуй пункт армии находился в Каменке, а вспомогательный пункт управления и узел связи – в Долгенькой.
57-я армия К.П.Подласа, занимая оборону на фронте в 80 км, имела в первом эшелоне 150-ю, 317-ю, 99-ю и 351-ю стрелковые дивизии, усиленные тремя артиллерийскими полками РГК. В резерве армии находилась 14-я гвардейская стрелковая дивизия. Средняя оперативная плотность войск первого эшелона в полосе обороны 57-й армии составляла 20 км на одну дивизию при 4,6 орудия и миномета на 1 км фронта. Ко¬мандный пункт армии находился в Миролюбовке, на удалении 20 км от линии фронта.
Располагая крупными силами перед южным фасом барвенковского выступа, немецкое командование приняло решение сорвать наступление южной группировки Юго-Западного фронта контрударом в общем направлении на Изюм с юга, а после серии ударов – окружить войска южной ударной группировки. Воспользовавшись пассивностью войск правого крыла Южного фронта (кроме небольшого участка в районе Маяков), противник с 13 по 16 мая произвёл перегруппировку войск и сконцентрировал большие силы перед южным фасом выступа. Сверхосторожность советского командования в плане своевременного ввода подвижной группы второго эшелона в прорыв способствовала продолжению и окончанию перегруппировки противника.
Общий план контрудара состоял в том. чтобы обороняясь ограниченными силами на ростовском и ворошиловградском направлениях, нанести дна удара по сходящимся направлениям на южном фасе барвенковского выступа. Один удар намечался из района Андреевки на Барвенково и второй – из района Славянска на Долгенькую с последующим развитием наступления обеих группировок в общем направлении на Изюм. Этими ударами немецкое командование рассчитывало рассечь оборону 9-й армии, окружить и уничто¬жить части этой армии восточнее Барвенково; в дальнейшем выйти к реке Северский Донец, форсировать ее на участке Изюм, Петровская и, развивая наступление в общем направлении па Балаклею, соединиться с частями 6-й армии, оборонявшими балаклеевский выступ, и завершить окружение всей барвенковской группировки войск Юго-Западного направления.
К перегруппировке своих войск с целью образования ударных группировок на намеченных участках прорыва немецкое командование приступило после окончания железнодорожной перевозки в полосу 17-й армии своих резервов — 20-й пехотной дивизии румын и немецких 384-й и 389-й пехотных дивизий, К этому же времени в район Макеевки была переброшена с юга 16-я танковая дивизия. Все соединения противника на этом участке фронта были организационно объединены в два армейских и один танковый корпуса.
3-й моторизованный корпус Э.Маккензена — немецкие 1-я горно-стрелковая, 100-я легкопехотная, 60-я моторизованная, 14-я танковая и итальянская боевая группа Барбо (сводная бригада) — развернулся на фронте в 61 км. Главные силы его были сосредоточены на 21-километровом участке Петровка, Андреевка, южнее Громовая Балка. Во втором эшелоне корпуса сосредоточилась 60-я моторизованная дивизия и два полка 20-й пехотной дивизии румын, прибывшей из Западной Европы. Румынская 20-я пехотная дивизия и итальянская боегруппа Барбо значительно уплотнили корпус Маккензена, действующий на красноармейском направлении ещё с января 1942г. Всего на 20-километровом участке Петровка, Голубовка против стыка 341-й и 106-й стрелковых дивизий 9-й армии противник сосредоточил в первой линии до пяти пехотных полков и до 50 танков 14-й танковой дивизии.
44-й армейский корпус в составе 68-й, 389-й, 384-й пехотных, 97-й легкопехотной и 16-й танковой дивизий развернулся на фронте Громовая Балка, Соболевка в 39 км. Главные силы корпуса (384-я пехотная, 97-я легкопехотная дивизии) заняли исходные позиции для наступления на 11-километровом участке Красноармейское (Славянский район), Соболевка. Во втором эшелоне сосредоточилась 16-я танковая дивизия (около 100 танков). 52-й армейский корпус главными силами (101-я легкопехотная и два полка 257-й пехотной дивизии) занял исходное положение для наступления на 9-километровом участке Соболевка, Маяки. На 21-километровом участке Красноармейское, Маяки, против стыка 335-й и 51 -и стрелковых дивизий 9-й армии, немцы сосредоточили до двенадцати пехотных полков и около 100 танков 16-й танковой дивизии.
3-й танковый корпус, 44 и 52-й армейские корпуса составили так называемую «группу Клейста» под командованием командира немецкой 1-й танковой армии генерала Э. фон Клейста. Управление этой группы разместилось в городе Сталино. Сосредоточив крупные силы на узких участках фронта, немецкое командование, при сравнительно небольшой общей оперативной плотности своих войск на южном фасе барвенковского плацдарма, сумело создать на участках прорыва значительное превосходство в силах, особенно в танках и артиллерии. В целом, превосходство противника перед войсками южного фаса барвенковского выступа было двухкратным. В полосе 9-й армии противник превосходил советские войска по пехоте – в 1,4 раза, по количеству орудий – в 2 раза, по танкам – в 6,5 раз, по противотанковым оридиям – в 1,8 раз.

Контрнаступление Клейста

В 4:00 перед позициями войск на южном фасе противник начал артиллерийскую и авиационную подготовку. В 5:30 танки и пехота противника пошли в атаку при поддержке ок. 400 самолётов с воздуха. Причём, авиация представляла для советских войск, порой, большую неприятность, нежели танки и мотопехота, поскольку правое крыло Южного фронта оказалось практически беззащитным с неба. Так, в направлении Долгенькой во время длительного авианалёта с 4:20 до 13:30 авиация Южного фронта не произвела ни одного вылета (впрочем, до исхода дня – также), а к 6:00 советская артиллерия в полосе наступления противника огня уже не вела, - были слышны лишь одинокие разрывы. Мощнейшая группа танков противника (более 60 из общего их количества) действовала на барвенковском направлении, ударив в стык 106-й и 341-й стрелковых дивизий в районе Золотых Прудов.
Немецкая авиация разбомбила вспомогательный пункт управления 9-й армии в Долгенькой, тем самым разорвав связь штаба «девятки» с войсками, штабом фронта и штабом Юго-Западного направления. Это внесло серьёзный разброд в управление войсками, которые были вынуждены вести тяжёлые оборонительные и сдерживающие бои изолированно друг от друга. Однако, части 9-й армии продолжали сопротивляться, стоять насмерть, задерживая продвижение противника. Само же командование «девятки» вскоре переехало в командный пункт в Каменке, откуда возможность руководства войсками была ограниченной, а после – на левый берег Северского Донца.
К 8:00 оборона 9-й армии на направлениях Андреевка, Барвенково и Славянск, Долгенькая была прорвана. На барвенковском направлении глубина прорыва составляла 6-10 км, а на славянском – 4-6 км. К полудню глубина прорыва составила уже 20 км; бои шли на южной окраине Барвенково и в районе Голой Долины. После 12:00 связь со штабом 9-й армии была потеряна, и восстановилась лишь вечером. Вражеская авиация 17 мая произвела ок. 350 самолёто-вылетов, в то время как авиация Южного фронта смогла совершить лишь 67 самолёто-вылетов.
В полосе 57-й армии поначалу противник вёл себя пассивно. Лишь её левый фланг – 351-ю стрелковую дивизи. в районе Ново-Кавказ, Ново-Александровка атаковали немецкая 1-я горнострелковая дивизия с итальянской группой Барбо. 351-я стрелковая дивизия с другими правофланговыми соединениями 57-й армии отошла на рубеж Доброволье, Ново-Пригожее.
На участке 341-й стрелковой дивизии А.И.Шагина вражеская пехота при поддержке 30 танков прорвала оборону, и вышла на левый фланг 351-й стрелковой дивизии 57-й армии. Часть 341-й стрелковой дивизии была отсечена от основных сил, и вела тяжёлые бои с противником совместно с 351-й стрелковой дивизией в районе Ново-Кавказ, Ново-Александровка. К исходу дня противник занял Богданово.
106-я стрелковая дивизия Н.Г.Лященко обрушился удар до двух пехотных дивизий противника при 80 танках. После того, как несколько танков противника подорвалось на мине в районе Голубовки, передовой полк дивизии принял неравный бой на основном рубеже. В виду большого численного превосходства противника, оборона дивизии быстро оказалась прорванной, и к 11:00 соединение отошло на новый рубеж. Танки противника начали обходить порядки отступающих, отрезая им пути отхода. Смяв левый фланг дивизии, вражеские танки прорвались восточнее Шаврово, пехотв начало обходить Громовую Балку. Была прорвана оборона на стыке с соседней 349-й стрелковой дивизией. В результате, узлы обороны в Шаврово, Беззаботовке были окружены, противник взял Очеретино и подошёл к Некременному. В 15:00 последовала новая атака пехоты и танков противника, однако части дивизии выстояли. Тогда вражеские танки повернули на Барвенково, обошли его со стороны Викнино и перерезали дорогу на Изюм.
В оборонительных боях на подступах к Барвенково артиллерия полка 333-й стрелковой дивизии Я.С.Дашевского подбила головной танк противника, остановив и задержав целую колонну. Беглым огнём было уничтожено ещё 9 танков. Метким выстрелом стрелков был разрушен мост, соединяющий Богодарово и Барвенково. Несколько раз противник атаковал рубеж по железной дороге Гусаровка, Языково, практически полностью уничтожив советскую артиллерию на нём. Тяжёлыми были бои на северной окраине Барвенково. В боях за Барвенково противник столкнулся с новым оружием – собаками – истребителями танков.
К 17:00 противник сломил сопротивление часте 333-й стрелковой и 34-й кавалерийской дивизий, и захватил Барвенково, за исключением северо-западной части города, которая находилась на противоположном берегу р. Сухой Торец. Встретив здесь отпор частей 341-й стрелковой дивизии, пехота и танки противника двинулись на восток вдоль реки.
34-я кавалерийская дивизия А.Н.Инаури начала отход из Барвенково к северу, и совместно с отошедшими частями 106-й стрелковой дивизии заняла оборону на рубеже Ильичёвка, Красноозёровка, Григоровка, преграждая путь противнику на Изюм.
К 17:00 в результате контрманёвра противника, в полосе правого крыла Южного фронта образовалось два разрыва в построении войск. Первый разрыв, между Ново-Пригожим и Барвенково шириной в 20 км – на стыке 57-й и 9-й армий, и второй – между Барвенково и Ильичёвкой шириной до 30 км – в построении войск «девятки». В районе Барвенково оборонялись части 333-й и 341-й стрелковых с 34-й кавдивизией. На левом фланге «девятки» фронт проходил по линии Солёный, Долгенькая, Голая Долина, Пришиб.
Всё, что происходило в полосе правого крыла Южного фронта, стало известно в штабе Юго-Западного направления лишь к 17:00, когда инженерные части «девятки» восстановили связь. Впрочем, в последующие дни связь постоянно обрывалась, и связистам работы в эти дни было «непочатый край». А к вечеру 17 мая главком С.К.Тимошенко передал командюжу Р.Я.Малиновскому свой резерв – 2-й кавалерийский корпус Г.А.Ковалёва для совместного с 5-м кавкорпусом, 14-й гвардейской (резерв 57-й армии), части 333-й стрелковых дивизий и 12-й, 15-й и 121-й танковых бригад нанести контрудар по прорвавшемуся противнику с целью его разгрома и восстановления положения войск Южфронта. Однако, контрудар не мог быть выполненным, т.к. 5-й кавкорпус и 333-я стрелковая дивизия уже были втянуты в тяжёлые оборонительные и сдерживающие бои без перспективы сосредоточиться в одном со 2-м кавкорпусом месте.
Р.Я.Малиновский распорядился перебросить автотранспортом 296-ю стрелковую дивизию и 3-ю отдельную танковую биргаду из района Лисичанска в район Радьковских Песков для обороны по рубежу Северского Донца.
Из района Барвенково в северо-западном направлении отходили последние эшелоны из северо-западной части города. К 11:00 18 мая Барвенково было полностью захвачено противником. Войска 9-й армии, защищавшей Барвенково, отступили из района города на север в направлении Северского Донца (к позициям обороны «девятки» на левом берегу), частично – в полосу 57-й армии.
Т.о., 17 мая 1942г. советские войска были вынуждены оставить территорию Александровского района. Контрнаступление противника сорвало планы советской стороны по овладению Харьковом и проведению летом 1942г. ряда наступательных операций на территории Украины. Советские войска, занимавшие барвенковский выступ, были окружены численно превосходящим противником, и в попытках вырваться из кольца окружения повезло лишь 10 % солдат и офицеров. Катастрофа под Харьковом ознаменовала перехват стратегической инициативы противником, который через 1,5 месяца оккупирует всю Украину.


Загрузка...
avatar
Наверх