Направление Красноармейск - Лозовая в операции "Скачок". Февраль - март 1943 г.

Просмотров: 1821 1 25.03.2010 в 00:39:42 Район
В результате наступления советских войск под Сталинградом в конце 1942 - начале 1943 гг. была окружена и пленена 5-я немецкая армия Ф.Паулюса, разбита основная часть войск противника группы "Б" и пробита обширная брешь в построении армий группы "Юг" от Ливн до Старобельска шириной 400 км. Эта победа побудила Верховное Главнокомандование провести операции по освобождению района Харькова (под кодовым названием "Звезда") и Донбасса ("Скачок").

Особенностью операций был тот факт, что советские войска, наступающие практически без оперативных пауз, в значительной мере утратили боеспособность, что не могло не сказаться отрицательно на темпы дальнейшего наступления и ход операции в целом. Не смотря на отсутствие фронта на протяженном участке, предстояло столкнуться с мощными линиями (по рекам Красная, Северский Донец, Оскол) и узлами обороны противника (в Харькове, Ворошиловграде, Славянске и т.д.), а так же с вводимыми в бой стратегическими резервами и подкреплениями. Всё же, соблазн возможности выйти к началу весенней распутицы к Днепру и овладеть пятым по численности населения городом в Союзе был велик.

По плану операции "Скачок" предполагалось развить наступление на Запорожском, Сталинском и Ворошилоаградском направлениях силами 6-й, 1-й гвардейской и 3-й гвардейской армий соответственно. Самые суровые испытания с первых дней операции выпали на долю 1-й гвардейской армии (командующий - В.Кузнецов), в полосе которой действовала подвижная группа М.Попова, получившая фактически статус отдельной армии (директивы и приказы группе Попова приходили из штаба фронта). Сам М.Попов был заместителем командующего Юго-Западным фронтом Н.Ватутина. События февраля-марта 1943 г. на Красноармейско-Лозовском направлении непосредственно связаны с действиями армии Кузнецова, группы Попова и их противников.

В состав подвижной группы М.Попова были включены: 
- 3-й танковый корпус (М.Синенко); 
- 4-й гвардейский (Кантемировский) танковый корпус (П.Полубояров); 
- 10-й танковый корпус (В.Бурков); 
- 18-й танковый корпус (Б.Бахаров); 
- 52 стрелковая дивизия; 
- 57 гвардейская стрелковая дивизия; 
- средства усиления.

Наступление войск Юго-Западного фронта началось 29 января 1943 г. В результате ожесточённых боёв, оборона немецких войск по р. Красная была прорвана, и 1-я гвардейская армия вышла к Северскому Донцу. После форсирования реки, к 5 февраля были взяты города Красный Лиман, Изюм, Краматорск, и полуокружён Славянск. Впрочем, развить наступление в Артемовском и Константиновском направлениях не удалось - танкисты со стрелками были отброшены к Краматорску, и сами оказались в полуокружении (Славянск был в руках противника до 17 февраля). Постепенно высвобождающиеся на левом фланге 10-й и 18-й танковые корпуса было решено использовать на правом фланге наступающей 1-й гвардейской армии, которая 5 февраля заняла г. Барвенково. А 8 февраля 6-я армия перерезала железную дорогу Харьков - Лозовая, положив начало освобождению Лозовой.

Утром 10 февраля 1943 г. командир 4 гвардейского танкового корпуса получил приказ командующего подвижной группой о броске на узел железных и шоссейных дорог Красноармейское и развитии дальнейшего наступления на Сталино, Мариуполь. Сдав свои позиции в Краматорске 3-му танковому корпусу, кантемировцы выступили в направлении Доброполья поздно вечером. Переправившись в районе Красноторки и обойдя по полям Сергеевку с юга, колонны машин и танков вышли на шоссе в Красноармейское. К этому моменту в корпусе насчитывалось 37 танков, однако такому рискованному броску способствовали отсутствие сплошного фронта и внезапность. В авангарде двигалась 14-я гвардейская танковая бригада (В.Шибанков). От Сергеевки до Доброполья группу сопровождал вражеский военный патруль, который по возвращении информировал командование о замеченных колоннах автотранспортных средств. Сбив с позиций мелкие группы противника, 14-я танковая бригада к 4:00 утра 11 февраля вышла к с. Гришино и овладела им. Во взятии Гришино участвовала 13-я гвардейская танковая бригада (Л.Бауков), которая накануне ночью овладела с. Анновкой и ст. Доброполье. Так же, танкисты 4 гвардейского танкового корпуса овладели сёлами к востоку от Доброполья, заставив противника уйти к р. Казённый Торец.

Выход советских танкистов к Гришино стал для командующего группой армий противника "Юг" Э.Манштейна неприятной неожиданностью. Кроме того, что боевые действия велись в глубоком тылу противника, Гришино находилось в километре от шоссе и железной дороги из Днепропетровска в Ворошиловград. А поскольку транспортные магистрали оказались досягаемыми для огня кантемировцев, снабжение Донбасской группировки противника оказалось нарушенным. Началось наступление танкистов на Красноармейское, что усугубило кризис снабжения.

К 11 февраля войска 6-й армии заняли узел на линии связи Донбасской и Харьковской группировок противника - Лозовую. Концентрация крупных танковых соединений Юго-Западного фронта южнее Харькова облегчало задачу взятия старой столицы Украины войскам Воронежского фронта. К вечеру 11 февраля 4-й гвардейский танковый корпус овладел узлом железных и шоссейных дорог Красноармейское и попытался развить наступление на Селидовку, однако был остановлен дивизией СС "Викинг" в районе Даченского, Новопавловки, и занял круговую оборону. Взятие Красноармейского кантемировцами ускорило взятие ворошиловграда войсками 3-й гвардейской армии.

Красноармейский исторический музей даёт следующую информацию о составе ударной группировки, освободившей Красноармейское в феврале 1943 г.: 
- 4-й гвардейский танковый корпус* (П.Полубояров); 
- 12-я гвардейская танковая бригада (Ф.Лихачёв); 
- 9-я гвардейская танковая бригада (И.Белоглазов); 
- 3 гвардейская мотострелковая бригада (М.Леонов); 
- 7-я отдельная лыжно-стрелковая бригада (П.Куликов); 
- 1-я истребительная бригада (Е.Ефремидзе); 
- 207-я истребительная авиационная дивизия 17-й воздушной армии Юго-Западного фронта (А.Осадчий). 
* - 14-я гвардейская танковая бригада В.Шибанкова и 13-я гвардейская танковая бригада Л.Баукова входили в состав 4-го гвардейского танкового корпуса.

Очевидец событий февраля-марта 1943 г. в Красноармейском, Ф.Моргун, пишет следующее: "Наши танки и мотопехота на американских автомобилях ворвались в город ночью. В Красноармейском было много немецких войск, для них подход наших войск был совершенно неожиданным, их застали врасплох и многих уничтожили. 
(...) 
На станции [Красноармейское] гвардейцы захватили богатые трофеи, в т.ч. 3 эшелона с автотранспортом, 8 складов с оружием, горючим, смазочными материалами, зимним обмундированием и огромным количеством продовольствия. Здесь были главные склады немцев, питающие горючим, боеприпасами и продовольствием все немецкие войска, находившиеся в то время в Донбассе, на Дону и на Северном Кавказе. 
(...) 
На предложения... пожилых горожан... рыть окопы для укрытия танков и солдат, на всякий случай быть готовыми к обороне, офицеры отвечали смехом, утверждая, что основные силы немцев разбиты, остатки бегут к Днепру".

Потеря Красноармейского сводила на нет снабжение групп армий Вермахта "Юг" и "Дон". Появления танков противника именно здесь Э.Манштейн ожидал меньше всего: местность между Казённым Торцом и Самарой считалась непроходимой для танков вследствие большой высоты снежного покрова в балках. Железная дорога через Красноармейск была, по-сути, единственной полноценной артерией снабжения. Направление Запорожье - Пологи - Волноваха имело ограниченную пропускную способность (железнодорожный мост через Днепр был разрушен отступавшими советскими войсками ещё в 1941 г.), а путь Днепропетровск - Чаплино - Пологи - Волноваха был в 2 раза длиннее (293 км), чем основная магистраль (148 км), с одноколейным участками (на 76 % длины) и разворотом составов. Топливо не могло во-время поступать на фронт. Путь с перегрузкой техники из вагонов на автотранспорт, и обратно в вагоны, - пары станций Межевая - Селидовка и Демурино - Роя, - так же имело ограниченную пропускную способность из-за ограниченного количества рабочих автомашин и сравнительно большого плеча подвоза (в первом случае - 50 км по плохим автодорогам или во втором случае - 100 км по более-менее сносному шоссе). Такой неожиданный поворот событий вынудил Э.Манштейна принять жесткие ответные меры.

Поэтому, уже со следующего дня кантемировцы подверглись яростным контратакам противника. Автодороги Красноармейское - Гришино - Доброполье и Красноармейское - Белицкое - Доброполье, связывающие 4-й гвардейский танковый корпус в Красноармейском с советским тылом, были перерезаны противником. Атаки с земли и с воздуха не прекращались. Кирпичные здания в Красноармейском и Гришино преспосабливались под ДОТы. Во время атак с юго-запада и с юга (соответственно) 14 февраля погиб комбриг В.Шибанков и был смертельно ранен комбриг Ф.Лихачёв. Понесённые потери, как среди списочного состава, так и по матчасти, вынудили П.Полубоярова требовать немедленного подкрепления. И это чудо, что в таких условиях гвардейцы смогли наступать: на 14 февраля кантемировцы продвинулись на линию ст. Бельгийский - ст. Чунишино. Последовавшая 15 февраля атака с севера и северо-востока ценой больших потерь была отбита, а обещанного подкрепления всё не было.

Ф.Моргун: "И вдруг ранним утром на танки подвыпивших, сонных танкистов и пехотинцев посыпался град бомб. Самолёты... с Донецкого аэродрома бомбили наши танки и войска, расположенные в восточной и центральной части Красноармейска. Бомбардировщики с Запорожья накрывали южную часть города, а с Днепропетровского аэродрома били по восточной и северной территории... Большинство наших танков... были без горючего и боеприпасов..."

Впрочем, выдвижение других танковых корпусов группы М.Попова уже началось. Приказ выдвигаться по следам 4-го гвардейского танкового корпуса командование 10-го танкового корпуса получило ещё 10 февраля. Для выполнения данной задачи корпус сосредоточился в районе Маяки, Христище, и 11 февраля начал выдвижение к Красноармейскому в составе 183-1, 186-й танковых и 11-й мотострелковой бригад. Вследствие больших потерь корпуса в боях за ст. Соль, ему была подчинена 11-я танковая бригада. Всего на момент выдвижения боеготовыми насчитывалось 42 танка. Начиная с утра 12 февраля 10-й танковый корпус подвергался массированным авиаударам противника, в результате которых командир В.Бурков был тяжело ранен (в командование корпусом вступил А.Панфилов), а обоз с горючим полностью уничтожен, что привело к полной остановке корпуса уже вечером 12 февраля.

Тогда же, проходившие с. Черкасское 11-я танковая и 11-я мотострелковая бригады были контратакованы боевой группой 11-й танковой дивизии противника (Г.Бальк). Ценой потери 10 танков к полуночи удалось отбить контратаки и восстановить положение танкистов в Черкасском. С утра 13 февраля удар на себя приняла 186-я танковая бригада в районе Шабельковки, потеряв в бою 4 танка. В результате, выдвижение к Красноармейскому было задержано, и 14 февраля в район Доброполья вышла лишь 183-я танковая бригада (Г.Андрющенко), овладела п. Красноармейский Рудник, где столкнулась с небольшой группой противника, задержавшей её. 15 февраля танковая бригада овладела Святогоровкой. В двухдневных боях бригада потеряла 5 танков.

Ещё 11 февраля части 35-й стрелковой дивизии, выступившей из Барвенково, заняли Александровку, а 13 февраля - совместно со 183-й танковой бригадой 10-го танкового корпуса - узел коммуникаций в Степановке. Дальнейшее продвижение стрелков наткнулось на сопротивление 333-й дивизии противника в районе Спасско-Михайловки. По пути в Доброполье танкисты освободили сёла севернее Доброполья.

Только к концу дня 14 февраля к Черкасскому подошли части 18-го танкового корпуса Б.Бахарова, начав смену 10-го танкового корпуса. К 19:00 10-й танковый корпус вышел из боя, сосредоточившись в Сергеевке. Корпус насчитывал 16 танков. К 16 февраля в районе Доброполья сосредоточились основные силы 10-го танкового корпуса, где заняли оборону, выставляя линии заграждения. Так же 10-й танковый корпус очистил от противника сёла восточнее Доброполья. Часть танков 11-й и 186-й танковых бригад отбывала атаки противника западнее Александровки и Степановки, где 333-я пехотная дивизия противника усилила натиск. В это время, 18 февраля 1943 г., 7-я танковая дивизия противника выбила 4-й гвардейский танковый корпус из Красноармейского на линию свх. Молодецкий. Этот факт вызвал незамедлительную реакцию командующего Юго-Западным фронтом Н.Ватутина, приказавшего окружить и уничтожить группировку противника в Красноармейском.

Ф.Моргун: "Следом за бомбардировщиками появились немецкие танки и довершили разгром... Танкисты Кантемировского корпуса и 9-й танковой бригады, артиллеристы и пехотинцы в окружённом Красноармейске сражались отчаянно.., проявили массовый героизм, отражая атаки врага".

День 18 февраля 1943 г. в официальной советской историографии считался последним днём "Скачка". Днем ранее войска 6-й армии Юго-Западного фронта взяли павлоград, продолжая наступать на Новомосковск, Синельниково, запорожье для перехвата железнодорожных станций и переправ через Днепр на путях снабжения противника. Так же, 17 февраля противник вывел 11-ю танковую дивизию из Славянска для преодоления кризиса в районе Красноармейского, - Славянск так же временно оказался в руках советских стрелков. Планы командования фронта предполагали так же выход к Кременчугу, за что Н.Ватутин подвергся жесткой критике представителя Ставки - А.Василевского. В районе Красноармейского части 4-го гвардейского и 10-го танковых корпусов собирали силы для отвоевания Красноармейского. Так или иначе, сворачивать операцию "Скачок" 18 февраля 1943 г. никто не думал.

Между тем, к Красноармейскому приближались танки 18-го танкового корпуса. Ещё 13 февраля началось выдвижение, 14-15 февраля 17 танков Б.Бахарова сменили 10-й танковый корпус под Черкасским, и будучи вскоре сменёнными частями 38-й стрелковой дивизии, 18 февраля начали сменять 10-й танковый корпус в районе Доброполья. Кроме того, корпус очистил от немцев сёла западнее Доброполья. Это позволило командованию 4-го гвардейского и 10-го танковых корпусов разработать план по овладению Красноармейским. Была создана ударная группа под командованием Г.Андрющенко. В группу вошли 9-я гвардейская, 12-я гвардейская, 11-я танковые и 11-я мотострелковая 7-я отдельная лыжно-стрелковая бригады, а так же батарея 407-го истребительно-противотанкового полка. Группе так же передали исправные танки 183-й танковой бригады.

В середине дня 19 февраля ценой потери 4 танков и батареи противотанкового полка, группа Г.Андрющенко частично восстановила позиции кантемировцев в Красноармейском (в северной и восточной части города). К обороне Красноармейского приступили 17 танков. Положение группы Попова в Красноармейском стало угрожающим - на город усилились атаки со стороны 7-й и 11-й танковых дивизий противника, а так же дивизии СС "Викинг". Танкисты 18-го танкового корпуса овладели с. Криворожье, Доброполье, Гулево, Ленино. В районе Гришино корпус Бахарова был контратакован значительными силами противника, и отступил к ст. Доброполье. Однако, Н.Ватутин категорически запрещал отход, требуя дальнейшего наступления на Сталино. В этот же день началось выдвижение к Красноармейскому последнего танкового подразделения группы Попова - 3-го танкового корпуса. Сдав краматорск 57-й стрелковой дивизии, корпус М.Синенко выдвинулся в сторону Сергеевки. Однако, корпусу Синенко было не суждено прорваться к Красноармейскому - уже на следующий день танкисты были остановлены в районе Сергеевки, а авангард в составе 50-го танкового батальона понёс значительные потери.

К утру 19 февраля командующий группой немецких армий "Юг" Э.Манштейн, закончив перегруппировку войск, доукомплектовал наиболее пострадавшие от Сталинградской эпопеи армии и закончил подготовку к контрнаступлению. Прорвав фронт в районе Перещепино, сменяющие друг друга три дивизии СС к ночи 21 февраля овладели Павлоградом. С этого же дня начинается наступление противника на Лозовую из Краснограда, а позже - из Павлограда. К 23 февраля 17-я танковая дивизия противника захватила плацдарм на северном берегу р. Самара в районе Петропавловки, а 6-я танковая армия взяла Богуслав. Параллельно наступлению на Лозовую, 7-я танковая дивизия и дивизия СС "Викинг" начали наступление на Красноармейское, Барвенково.

Уже 20 февраля 1943 г. основная группа 4-го гвардейского и 10-го танковых корпусов была выбита перешедшими в наступление немцами из восточной части Красноармейского и Гришино, и оттеснена в район Доброполья. В северной части города бои продолжались до 22 февраля, после чего группа танкистов под прикрытием арьергарда из 8 танков начала отступление в северном направлении. Вошедшая 23 февраля в город 333-я пехотная дивизия противника захватила руины и вышедшие из строя танки и орудия корпусов группы Попова. После зимы 1943 г. Красноармейск называли "городом расстрелянных улиц", что вполне соответствовало состоянию узла после почти двухнедельных боёв.

Ф.Моргун, под впечатлением от посещения Красноармейского после февральских боёв: "Восточную окраину Красноармейска большой дугой огибает железная дорога, отходящая на Донецк... На этой площади [находилось] огромное количество грузовых автомобилей, на которых ворвались в город красноармейцы. Их было несколько сот... с расчётом на быстрый заезд и выезд... Возле грузовиков плотно лежат убитые красноармейцы... Трупов было больше, чем машин... Причём, все машины - американские... 
... На западной окраине... возле старой мельницы... с моста [через железную дорогу] было хорошо видно большое количество трупов... Чем ближе к кирпичному заводу, тем больше трупов, причём здесь было больше не расстрелянных*, а погибших при штурме заводов, который упорно защищали эсэсовцы и власовцы, засевшие тут в момент появления наших войск и удерживающиеся до прихода танков Манштейна. Это был единственный объект, который наши не сумели захватить, и он принёс красноармейцам много беды". 
* - в контрнаступлении февраля - марта 1943 г. немцы пленных брали редко, чаще - расстреливали, мстя за поражение под Сталинградом.

По характеристике А.Василевского, командующий подвижной группой Юго-Западного фронта М.Попов чрезмерно увлекался спиртным, поэтому после войны не получил звание маршала. Так или иначе, в последнюю декаду февраля 1943 г. отрезвление к Попову пришло раньше других командующих армиями и фронтами. После отхода основных сил из Красноармейского (20 февраля), части 10-го и 18-го танковых корпусов заняли позиции для обороны района Доброполья: первый встал фронтом на юг и юго-восток к западу от города, второй оборонял подступы к станции. Обороняющиеся располагали 29 танками (причём, один из них - с неисправной пушкой), 4 зенитными пушками и 2 дивизионами истребительно-противотанкового полка. Н.Ватутин настаивал на наступлении в Бирючую балку, перерезание железных дорог в с. Сергеевка и по ст. Удачная, а при благоприятных условиях - наступлении на Красноармейское, но М.Попов рассудительно отказался от этого безумного шага. Подход 38-й гвардейской стрелковой дивизии к Доброполью, обещанной Ватутиным Попову, задерживался.

Утром 21 февраля части 7-й танковой дивизии противника, усиленные мотоциклетным батальоном, поддержали атаку дивизии СС "Викинг" на Доброполье. Эсэсовцы наступали через Криворожье, танкисты же - в направлении станции, - с целью охвата флангов обороняющихся. Оборона советских войск была упорной: на прямую наводку были поставлены установки РС. Однако, части 18-го корпуса были выбиты из Доброполья и расчленены на 2 группы. 10 единиц БА-64, 13 орудий, 20 миномётов и 4 установки РС оказались в распоряжении состава 110-й и 170-й танковых бригад (без танков) и 442-го истребительно-противотанкового полкка, управляемых лично Б.Бахаровым, и отступающих отдельно от основной группы танкистов. Оголённый фланг 10-го танкового корпуса привёл к отступлению последнего из района Доброполья. Бои в районе Доброполья продолжались до вечера 22 февраля, город обороняли остатки 18-го танкового корпуса, 183-я танковая бригада и 9-я отдельная танковая бригада.

Части 10-го и 18-го танковых корпусов заняли оборону в Степановке, где сходились автодороги на Барвенково, Краматорск, Красноармейское, а так же железная дорога Лозовая - Красноармейское. В Степановке сосредоточилось 16 танков, 14 пушек, сапёрный и мотоциклетный батальоны. Мотопехота группы Попова отступила в Барвенково. Радиограммой штаба группы было приказано защищаться до последнего танка, орудия, человека. Танкистами 18 танкового корпуса в Степановке командовал начальник штаба Колесников. К Степановке пытались прорваться части 3-го корпуса М.Синенко из района Сергеевки и части 18-го танкового корпуса Б.Бахарова, ведя бои с 11-й и 7-й танковыми дивизиями противника соответственно.

Первый штурм Степановки начался утром 22 февраля. Атаку 7-й танковой дивизии противника поддержал мотопехотный полк дивизии СС "Викинг". В полуокруженную Степановку не удалось прорваться группе Б.Бахарова - потеряв в прорыве дивизион РС и батарею противотанкового полка, он решил самостоятельно выходить в район Барвенково, пользуясь отсутствием сплошного фронта. Атаки 7-й танковой дивизии на Степановку отражались зенитными орудиями и танками, поставленными на прямую наводку, однако село было обойдено с флангов. С востока начались атаки 11-й танковой дивизии - Степановка обстреливалась танками, шестиствольными реактивными миномётами и артиллерией противника.

Последовавший 23 февраля новый штурм Степановки привёл к полному окружению села. Связь со штабом подвижной группы Попова была потеряна. Одновременно, в районе х. Белицкое, ст. Доброполье, п. Красноармейский Рудник и р. Бык вели сдерживающие бои остатки 4-го гвардейского и 10-го танковых корпусов (183-я танковая бригада), вышедшие из Красноармейского накануне ночью. В ночь на 24 февраля командир 10-го танкового корпуса решил прорываться на восток к 3-му танковому корпусу, который вёл бои у д. Варваровка. В прорыв была задействована группа 18-го танкового корпуса. Однако, высланная к железной дороге разведка натолкнулась на колонну немецких войск 11-й танковой дивизии, и было решено прорываться к Александровке. Потери в боях за Степановку составили 12 пушек и 3 танка.

К 7:00 утра 24 февраля 10-й танковый корпус вышел к Александровке, где оборонялись части 44-й гвардейской стрелковой дивизии, которая ранее находилась на марше в западном направлении. Мотопехота СС "Викинг", прорвавшаяся на окраину Александровки на БТР, вызвала замешательство стрелков, - последние начали отходить на Барвенково. Однако, вышедшие из окружения 6 танков 10-го танкового корпуса восстановили соотношение сил, и пехота гвардейцев вернулась в село. Пытаясь пробить дорогу на Барвенково, эсэсовцы не прекращали атаки на Александровку, и к вечеру части 10-го и 18-го танковых корпусов отступили на север, по пятам преследуемые "Викингом".

Остатки 4-го гвардейского и 10-го танковых корпусов, вышедшие из Красноармейского в ночь на 23 февраля, на второй день по отступлению вели сдерживающие бои в районе с. Очеретино, что на одной дорогой с Александровкой. Путь от Доброполья до Очеретино был пройден по бездорожью при таявшем снеге. К 25 февраля танкисты вышли в расположение 1-й гвардейской армии в район Прелестного. Так же, 24 февраля отрезвление пришло к командующему 6-й армией - В.Харитонову. Его 25-й танковый корпус, наступающий на Запорожье, вырвался далеко вперёд, и был окружён противником. Так же, обвал фронта на нескольких направлениях вынудил командарма отказаться от наступательных действий и перейти к обороне.

Только 25 февраля командующий Юго-Западным фронтом Н.Ватутин осознал перспективы надвигающейся катастрофы, и приказал расформировать подвижную группу М.Попова, переподчинив ее соединения 1-й гвардейской армии В.Кузнецова. Расформирование подвижной группы Юго-Западного фронта и отказ от дальнейших наступательных действий означал окончательное свёртывание операции "Скачок". Операция закончилась полным крахом, во многом - благодаря просчёту Ватутина при планировании наступления. Изначально командующий фронтом полагал, что немцы не будут защищать Донбасс, и уходят за Днепр, прикрываясь серией контрударов. Теперь Ватутин ставит задачу армии Кузнецова оборонять район Барвенково. Ситуация усугубляется тем, что противник занимает Славянск, окружая стрелков Красной армии в районе Славкурорта.

Относительно боеспособными танковыми соединениями в полосе действия 1-й гвардейской армии оставались 3-й и 10-й танковые корпуса. Последний сосредоточился в районе Архангельского, прикрывая Барвенково с востока. Кроме "родных" 4 танков, корпус В.Буркова получил 11 танков из корпуса П.Полубоярова, выведенного на переформирование. Корпус М.Синенко 26 февраля вёл бои в районе Андреевки, где к нему присоединился Б.Бахаров со своими немногочисленными бронемашинами. Части 40-го танкового корпуса противника своими атаками на Андреевку, Новодмитровку пытались оттеснить обороняющихся к р. Северский Донец. Очередной "сюрприз" пришел от западного соседа: 6-я армия В.Харитонова попала в окружение на Павлоградско-Лозовском направлении, и вырвавшиеся части впоследствие потеряют боеспособность.

С 26 февраля противник возобновил наступление на Барвенково. Располагающаяся в городе 52-я стрелковая дивизия своей упорной обороной смогла остановить 11-ю танковую дивизию противника. Однако, 7-я танковая дивизия совместно с дивизией СС "Викинг" пошда в оюход через Гусаровку. Уже 27 февраля 7-я танковая дивизия прорвалась через железную дорогу Лозовая - Славянск, а дивизия СС "Викинг" атаковала Архангельское с севера. "Родные" 4 танка 10-й танковый корпус потерял в контратаке, а 8 танков корпуса Полубоярова без приказа снялись с позиций и ушли в тыл. К ночи защитники Архангельского отступили в Барвенково. Послу этого боя 10-й танковый корпус был выведен на переформирование в Красный Лиман.

С 27 февраля 1943 г. начинается отступление 1-й гвардейской армии за р. Северский Донец. Из Краматорска и Славкурорта под прикрытием арьергардов отступали части 57-й и 195-й стрелковых дивизий в Краснолиманском и Лисичанском направлениях. Части 3-го и 18-го танковых корпусов начали отход из района Андреевки. Пока 18-й танковый корпус вёл сдерживающие бои в районе Очеретино, 3-й танковый корпус к 28 февраля сосредоточился в районе Банного, Ярового. Утром 28 февраля главные силы 1-й гвардейской армии отступили из района Барвенково, и с боями в районе Изюма, Красного Лимана, Пролетарска к 3 марта 1943 г. фронт на направлении Красноармейское - Лозовая стабилизировался по рубежу р. Северский Донец. Части 18-го танкового корпуса вышли в расположение 1-й гвардейской армии до 1 марта 1943 г.

В конце февраля 1943 г. Н.Ватутин предпринимает попытку остановить наступление противника нанесением контрудара силами т.н. группы Зиньковича (15-й танковый корпус и 219-я стрелковая дивизия 3-й танковой армии, временно переданной Юго-Западному фронту из состава Воронежского фронта) в направлении Кегичевки, Краснограда. Уже 28 февраля группа Зиньковича овладела Кегичевкой, но дальнейший контрудар был отложен на 2 марта в связи с нехваткой горючего. Но уже к 1 марта группа Зиньковича была окружена в Кегичевке, а 2 марта противник занял Лозовую. Ни о каком контрударе уже не могло быть и речи, и Зинькович решил прорываться на восток. Подойдя к Лозовой, Зинькович попытался атаковать позиции противника на узком фронте, но последний вскрыл попытку прорыва и открыл мощный артогонь. Путём потери всех танков и артиллерии, Зинькович к вечеру 3 марта 1943 г. смог прорваться и выйти к своим. Сражение окончательно перешло в фазу обороны Юго-Западного и Воронежского фронтов...

Ссылки по теме: 
1). Исаев А.В. 1943-й... От трагедии Харькова до Курского прорыва. - М., 2008. 
2). Исаев А.В. Когда внезапности уже не было. История ВОВ, которую мы не знали. - М., 2006. 
3). Моргун Ф.Т. Сталинско-гитлеровский геноцид украинского народа: факты и последствия. - Полтава, 2007. 
4). Материалы форума сайта http://reibert.info/ 
5). В.В.Подолян. Добре слово про Добропілля і добропільців. - 2009. 
6). Э.Манштейн. Утерянные победы. - М.-СПб., 1999.



загрузка...
avatar
1 Pabel • 13:20:50, 25.03.2010
Тут мне один донецкий краевед рассказывает, что ему знакомый военный чуть ли ни с пеной у рта доказывал, что в начале 1943 г. под Красноармейском советского танкового корпуса не было, а была танковая дивизия. Что он имеет в виду - непонятно. Наверное то, что корпусы по численному составу и вооружению до дивизии не дотягивали...
avatar
Наверх