Руднично-Лозовская железная дорога. Часть 7-я

Просмотров: 285 0 11.12.2016 в 00:22:56 Проза

Дебаты вокруг ключевых положений проекта Руднично-Лозовской железной дороги начались задолго до документального оформления самого проекта. Уже в 1901 году (а пояснительная записка к проекту железной дороги датирована 1902 годом) инициативная группа землевладельцев Бахмутского уезда обратилась в Бахмутское уездное и Екатеринославское губернское земское собрание с ходатайством об изменении трассы проектируемой железной дороги и направлении её через Завидово, Штепино [73, c. 1240-1249]. Помещик Бушинский, который постоянно проживал в Харькове, но имел владения в районе деревни Нововодяная (ныне – Добропольского района), обратился в Совет Съезда горнопромышленников юга России. В самом же Совете Съезда проект Руднично-Лозовской железной дороги вызвал немалый переполох [76, c. 9-18, 220]!

Следует также заметить, что параллельно и совместно с обсуждением вышеуказанного проекта, продолжались дебаты об исполнении Высочайше утверждённого положения о строительстве Кураховской ветви. Министерство путей сообщения выдвинуло требования о гарантии минимального объёма перевозок в адрес Красногоровского Франко-Русского общества, - аналогичные выдвинутым вышеуказанным требованиям в адрес Горнопромышленного общества на юге России [73, с. 1240; 76, c. 11], и уступать в них частным предпринимателям не собиралось.

Для начала, разбирёмся со «стратсями», бушевавшими в Бахмутском уездном и Екатеринославском губернском земских собраниях. «По ходатайству Екатеринославского губернского земского собрания о постройке железнодорожной ветви от станции Рудничная через Кураховку до станции Гришино Екатерининской железной дороги, господин Министр путей сообщения уведомил меня, что за недостижением требуемого Высочайше утверждённых 15 мая 1899 года положением Соединённого Присутствия Комитета Министров и Департамента государственной экономии Государственного Совета соглашения с Горным и промышленным обществом и Красногоровским франко-русским обществом о гарантии сими обществами в случае постройки Кураховской ветви (Рудничная – Желанная или Гришино) на средства казны, перевозки по ней определённого количества грузов, не представлялось до настоящего времени возможности осуществить за счёт казны постройку означенной ветви.

Вследствие сего, а также в виду поступившего в последнее время предложения со стороны частного предпринимателя (инженер Табурно) о предоставлении ему постройки как Кураховской ветви, от станции Рудничная до станции Гришино, так и продолжения сей ветви от станции Гришино до разъезда № 14 Курско-Харьковско-Севастопольской железной дороги, возникло предложение об осуществлении названных ветвей на частные средства. Вопрос сей уже предрешён в принципе образованною при Департаменте железнодорожных дел Министерства финансов Комиссиею о навых железных дорогах, по обсуждении упомянутого ходатайства господина Табурно, и будет внесён на уважение Соединённого Присутствия Комитета министров и Департамента Государственной Экономии Государственного Совета.

Об этом сообщаю Губернской земской управе вследствие представления её за № 7650. Губернатор, Генерального Штаба генерал-лейтенант граф Келлер. Исполнитель дел Непременного члена Полешко» [73, c. 1240-1241].

В Бахмутской уездной земской управе, в связи с полученным вышеуказанным отношением Екатеринославской губернской земской управы за № 10272, была заслушана докладная записка землевладельцев района станции Гришино, в которой описывалась трасса проектируемой Руднично-Лозовской железной дороги в североной её части – от района станции Гришино до района Лозовой. В докладной записке указывалась, что выбранная И.П.Табурно трасса проектируемой линии «… несомненно удешевляет постройку дороги, никаких однако дальнейших сооружений для эксплуатации дороги у него в настоящее время не могло быть, так как местность, по которой намечена линия господина Табурно, в настоящее время может дать только одни хлеюгые и другие сельскохозяйственные грузы, никаких ископаемых или минералов пока в этом направлении не обнаружено. Между тем, ветвь эта при некотором изменении направления в средней её части могла бы обслуживать обширный район в 20 тыс. приблизительно десятин земли с большим количеством рабочих пластов каменного угля самого высшего качества, а также огнеупорной глины-каолина, известковые камни, гравий, строительные камни, песчаник и песок. Район этот представляет собой запас угля в несколько миллиардов пудов, имеются готовые шахты и вообще сделаны изыскания, местами весьма обстоятельные, как например в имениях Доброполье и княгини Кудашёвой.

Этот район только ждёт проведения по нём железной дороги, чтобы развить углепромышленную деятельность до широких размеров и если изменить направление проектированной господином Табурно ветви таким образом, чтобы она повернула с валовой межи, обойдя верховье реки Водяной, затем прошла по водоразделу рек Водяной и Быка, и пересекла бы речку Бык между усадьбами княгини Кудашёвой и Н.И.Роговского и затем направилась по берегу идущей от Быка на север балки Горки, то никаких значительных затруднений для железнодорожного строительства не представлял бы северный, в общем довольно крутой, берег реки Быка. Направляя таким образом ветвь от станции Гришино на разъезд № 14 около Лозовой, пришлось бы строить один только лишний мост через реку Бык, но этот расход, казалось бы, не должен пугать предпринимателей, если принять во внимание то громадное количество грузов, которое даст это направление, как преимущество перед намеченным господином Табурно направлением…

Так как в отношении Екатеринославской Губернской Управы за № 10272 в Бахмутскую Уездную Управу говорится, что постройка линии Рудничная – Гришино – Лозовая предрешена только в принципе железнодорожною комиссиею при Министерстве финансов, не видно, чтобы комиссия входила в детальное рассмотрение направления ветви, то мы покорнейше просим Бахмутское уездное земское собрание возбудить ходатайство об изменении указанным образом направления проектированной господином Табурно ветви, с тем, чтобы ходатайство было также передано на обсуждение горнопромышленного съезда юга России. Ходатайство это доверяем поддерживать в уездном земском собрании Ф.А.Бантышу, К.А.Вистенгаузену и И.А.Роговскому, а в губернском собрании [–] губернскому гласному Ф.А.Бантышу, в горнопромышленном съезде юга России [–] уполномоченному от Бахмутского земства, а в Петербурге в учреждениях, где окажется нужным, [-] Ивану Илиодоровичу Шидловскому (как видите, уездное земское собрание уважало этого человека весьма и весьма, - прим.), Ф.А.Бантышу и К.А.Вистенгаузену» [73, c. 1244-1245].

Ходатайство подписали: княгиня Е.И.Кудашёва (в усадьбе которой 21 сентября 1901 года и проходило обсуждение проекта Руднично-Лозовской железной дороги), Н.И.Роговский, К.Эмних, Э.И.Майер, А.И.Аман, Г.Я.Судерман, Г.А.Классен, Г.И.Дик, К.А.Вистенгаузен, И.А.Роговский, Т.Я.Винс, И.И.Винс, И.Я.Винс [73, c. 1246].

В Екатеринославском губернском земском собрании 26 сентября 1901 года «… гласные К.А.Вистенгаузен и И.А.Роговский это ходатайство поддерживали. Гласный В.И.Карпов заявил, так как производящимися в настоящее время изысканиями инженера Табурно магистральная линия Рудничная – Гришино обходит Кураховку, то поэтому следовало ходатайствовать, чтобы к Кураховке во всяком случае была сделана особая ветвь от магистрали, Собрание постановило: 1) ходатайствовать через губернское земское собрание о том, чтобы в случае, если магистральная линия проектируемой железной дороги Лозовая – Гришино – Рудничная минует Кураховку, то чтобы согласно состоявшемуся ранее по сему предмету Высочайшему повелению Кураховка была по крайней мере соединена с означенной линией отдельной веткой и 2) согласно с докладной запиской Е.И.Кудашёвой, К.А.Вистенгаузена, Н.И.Роговского и других ходатайствовать перед правительством о проведении железной дороги в указанном направлении в докладной, причём если бы понадобилось ходатайство поддерживать в городе Петербурге по сему вопросу, то уполномочить И.И.Шидло-вского, Ф.А.Бантыше и К.А.Вистенгаузена» [73, c. 1247].

Заключение управы: «Бахмутское Уездное Земство несколько лет кряду ходатайствовало, через посредство Губернского Земского Собрания, о постройке железнодорожной ветви от станции Рудничная до станции Гришино или Желанной Екатерининской железной дороги, мотивируя ходатайства свои тем, что при объяснённом направлении дорога эта будет обслуживать значительно большее количество крестьянских и владельческих земель, и кроме того охватит новый обширный район каменноугольных месторождений с целою сетью угольных пластов, присутствие которых в недрах земли данного района, как выражено было в телеграмме господина Министра Путей Сообщения, предположено было отдать в руки частного предпринимателя инженера Табурно, Бахмутское земство, согласно желанию небольшой, сравнительно, группы землевладельцев Гришинского [каменноугольного] района, проектирует ходатайствовать о том, чтобы заставить этого частного предпринимателя изменить принятое им для упомянутой дороги направление в пользу означенных просителей.

Рассмотрев это последнее ходатайство в связи с прежними ходатайствами Бахмутского земства по этому предмету, Губернская Управа нашла, что обращаться в настоящее время к Правительству с предлагаемым Бахмутским Земством ходатайством было бы неудобно и, вероятно, бесполезно, так как нельзя допустить, чтобы Министерство Путей Сообщения взяло на себя обязанность заставить частного предпринимателя изменить то направление, которое намечено им на основании произведенных уже им, вероятно, предварительных исследований и расчётов. Председатель Управы М.Родзянко. Члены Управы: Н.Буницкий, П.Голубинин, В.Кисличный, В.Тихомиров» [73, c. 1248-1249].

Как видим, «беликовский» принцип «Как бы ничего не вышло» в дореволюционной России действовал исправнее любой бюрократической машины! В 1914-1917 г.г. М.И.Родзянко в качестве Председателя государственной Думы, вооружившись этим принципом, окончательно разрушит основы государственного строя страны, а затем – и саму страну! Но это уже совсем другая история!

Во-первых, какими были «исследования и расчёты» у И.П.Табурно – мы уже смогли убедиться. Во-первых, - в оправдание инженера будет сказано, - не по его вине, неверно будет выбран основной пласт Гришинской свиты пластов, что уже заложит серьёзную ошибку в проекте. Во-вторых, севернее станции Гришино трасса железной дороги будет направлена не к перспективным в то время месторождениям угля (о чём, кстати, и заявляли «просители»), а к «окучиваемому» Западно-Донецким каменноугольным обществом, в котором И.П.Табурно состоял, участку в имении Б.А.Коптева в районе хутора Дубровка и деревни Новоалексеевка, - данных о запасах которого, увы, не обнаружено! В-третьих, в чём «просители» были, наверняка, неправы – так это в том, что перспективное месторождение можно обслуживать не только магистралью, но и тупиковой (как тогда говорили, - «питательной») подъездной ветвью! Гласный В.И.Карпов, по-видимому, был более осведомлён в вопросах работы железнодорожного транспорта и грузоперевозок на железной дороге. В остальном же, доводы «просителей» логичны, и их следовало использовать всеми средствами, чтобы… нет, не заставить частного предпринимателя внести коорективы в свой проект, а ходатайствовать, рекомендовать сделать это! И никакому «неудобству» здесь не место, ибо речь шла о дальнейшем направлении социально-экономического развития перспективного промышленного района!

Проводя исторические параллели, невольно останавливаешься на сравнении заявления землевладельцев Бахмутского уезда в 1901 году и спорами о трассе железных дорог в направлении Красноармейск – Доброполье – Лозовая в наше время. В 1900 году – помещицу Е.Ф.Платонову, в 1901 году – ряд землевладельцев Гришинского промышленного района Бахмутского уезда (княгиню Е.И.Кудашёву, К.А.Вистенгаузена, Н.И.Роговского и других) категорически не устраивал вариант обслуживания Завидовского и Штепинского месторождений угля отдельной (-ыми) ветвью (-ями)! Ну очень хотелось Е.И.Кудашёвой и Н.И.Роговскому, чтобы железная дорога «от станции Гришино на разъезд № 14 около Лозовой» проходила «по водоразделу рек Водяной и Быка, и пересекла бы речку Бык между усадьбами княгини Кудашёвой и Н.И.Роговского и затем направилась по берегу идущей от Быка на север балки Горки»! Как же: «прямо под домом» будет останавливаться пассажирский состав, которым можно доехать до станции пересадки на Харьков, Киев, Москву, Санкт-Петербург…

И сейчас некоторые жители Доброполья жалуются на то, что трасса железной дороги в направлении Красноармейск – Дубово не проходит через Доброполье. Даже причину отмены пригородного пассажирского сообщения на Красноармейско-Лозовском направлении видят в «неправильной» конфигурации железных дорог на последнем! Причём, доводы наших современников, не знакомых с принципом проектирования и эксплуатации железных дорог и подъездных путей, мало чем отличаются от доводов Е.И.Кудашёвой и К0. Ведь железная дорога проектируется, в первую очередь, для местного грузового движения и грузового транзита, а не для пассажирского сообщения! В виду убыточности последнего, нет принципиальной разницы, сколько пассажирских составов из Красноармейска на Доброполье – Дубово потребуется в сутки: по два на Доброполье и Дубово – в случае обслуживания Доброполья отдельной веткой, или всего два – при обслуживании Доброполья «сквозной» железной дорогой! И если во время эксплуатации важно, каковы будут эксплуатационные затраты на организацию пассажирского сообщения, - 3 тыс. грн./сутки или 6,5 тыс. грн./сутки (или 0 грн./сутки, - в виду своего отсутствия), то при проектировании железной дороги этот вопрос существенной роли, однозначно, не играет! В проект может закладываться энное количество пар пассажирских составов, - и всё! Остальные вопросы решаются на иных этапаж «жизни» железной дороги!..

Бушевали «страсти» и в Совете Съезда горнопромышленников юга России. Помещик Бушинский, который жил в Харькове, но имел поместье в районе деревни Ново-Водяная (территория современного Добропольского района), подал прошение в Совет Съезда об изменении трассы Руднично-Лозовской железной дороги, - по-видимому, через своё имение. Предлагается выдержка из стенографического отчёта II заседания XXVI Съезда горнопромышленников юга России, 26 октября 1901 года, город Харьков.

«Председатель. Неугодно ли выслушать заявления, поступившие в Съезд?

(… Прочитано заявление землевладельца Бахмутского уезда Бушинского).

Авдаков. В связи с этим позвольте доложить по вопросу о Кураховской дороге, XXIV и XXV Съезды ходатайствовали о постройке Кураховской ветви к станции Журавке. Как известно, об этой линии в направлении от Рудничной последовало Высочайшее повеление о постройке Кураховской линии за счёт казны. На XXV Съезде было выработано направление этой линии от Рудничной до реки Волчьей, где линия эта должна была выйти на станцию Журавку. В таком положении вопрос остался, и Высочайшее повеление о постройке этой дороги состоялось, но оно до сих пор не выполнено. Как видно из объяснения Министерства вопрос затянулся потому, что не была надана гарантия на перевозку грузов. Но ведь линия эта должна была служить интересам отправителей продуктов как каменноугольной промышленности, так и других видов промышленности, а поэтому нельзя возлагать на отдельных лиц-отправителей тяжесть гарантии за неперевозку по этой ветке определённого количества груза. Таким образом, Кураховская дорога осталась без исполнения. Между прочим, 14 июня этого года в заседании в Департаменте железнодорожных дел рассматривался проект частной постройки дороги от некоего Табурно и князя Кудашёва. Этим проектом заменялся не только проект Кураховской дороги, но проектировалась дорога ещё почти до Лозовой. Таким образом, является новая линия почти в 200 вёрст. Совет Съезда, узнав об этом перерешении Департамента железнодорожных дел, то есть о предоставлении частной концессии на постройку этой дороги вместо выполнения Высочайшего повеления о постройке её, обратился с вопросом в Департамент и просил ответить, в каком положении находится вопрос о постройке Кураховской дороги. Деппртамент ответил следующее (читает). Здесь уже вот есть разница, потому что Съезд ходатайствовал до станции Журавка, а не Гришино, и на основании тех данных, которые были доложены профессором Лутугиным, членом Геологического Комитета; тогда направление было утверждено, не предрешая его выхода. Во-вторых (читает). Как известно, Французское горнопромышленное общество обязалось дать безвозмездно землю, стоимомтью до 100000 руб. В третьих (читает). После получения этой бумаги Советом Съезда я доложил Совету, в качестве члена Совета и представителя Французского общества, о вышедшей за границей брошюры Табурно и князя Кудашёва, в которой направление этой дороги совершенно не совпадало с тем, которое проектировалось Съездом. Именно эта дорога идёт не по Кураховскому месторождению, а на запад, прямо к станции Гришино. Совет Съезда, рассмотрев эту брошюру, нашёл, что проект дороги совершенно не совпадает с тем направлением, о котором ходатайствовал Съезд и вследствие этого постановил ходатайствовать, чтобы направление проектируемой частной дороги было согласовано с тем направлением, которое утверждено Съездом, ибо Съезд руководствовался общими интересами каменноугольной промышленности, а не какими-нибудь отдельными частными интересами. Когда я был в Петербурге, князь Кудашёв и господин Табурно говорили мне, что их удивил наш протест и со своей стороны они, признавая компетенцию Совета Съезда, не только не желают идти против этой линии, но желают более или менее согласовать обе эти линии. В виду этого господин Табурно просил протест Совета Съезда остановить, и мною было сделано от имени Совета Съезда заявление, что так как Табурно и князь Кудашёв изъявили письменное согласие изменить проектируемое направление, то поэтому мы просим протест приостановить. Между прочим, на это последовал ответ Департамента железнодорожных дел, из которого видно, что Кураховская дорога не будет строиться, так как не последовало гарантий со стороны Французского Общества и Красногоровского завода. Таким образом, из последних объяснений Департамента видно, что, собственно говоря, мы совершенно не гарантированы и не знаем, на сколько в действительности это новое направление соответствует направлению, выработанному Съездом на основании известных данных. Так как этот вопрос оказался очень сложным и неизвестно в настоящее время, какое направление будет установлено, то я просил бы Съезд ходатайствовать перед Департаментом железнодорожных дел, чтобы Съезд был ознакомлен с тем окончательным направлением, которое будет принято, или нужно просить господ концессионеров, чтобы они сами ознакомили Съезд с проектируемым ими направлением, чтобы мы могли видеть, насколько это направление согласно с тем, которое утверждено Съездом; ибо если линия будет идти на запад, то она будет служить не интересам горной промышленности, а интересам господ концессионеров. Об этом последнем направлении Съезд не просил и оно является совершенно новым. Если проектируемое направление совпадёт с тем, которое проектировал Съезд, то согласиться с ним; если же оно противоречит нами принятому направлению, то протестовать.

Председатель. Угодно ли присоединиться к этому предложению?

Эрдели. Следовало бы передать этот вопрос на комиссию по железнодорожным путям.

Авдаков. В комиссию будет передано само собою, но факт остаётся совершенно ясным, что на Съезд присылается всегда на обсуждение даже направления магистральных линий и направление утверждалось только после того, как Съезд высказывался; тем более такая линия, которая ведётся концессионерами Табурно и князем Кудашёвым, должна быть рассмотрена Съездом, чтобы Съезд мог высказать своё окончательное мнение.

Председатель. Итак, от Съезда будет послана телеграмма директору Департамента железнодорожных дел.

Эрдели. Ведь потому, что концессионеры заявили желание построить эту линию, вопрос о Кураховской дороге совершенно снят с очереди; между тем известно, что их средства находятся в очень печальном состоянии, и поэтому желательно, чтобы концессионеры заявили по крайней мере границу времени, когда ими приступлено будет к постройке. Ведь эта постройка может затянуться.., а Кураховская ветка так и останется pia desideria.

Рагозин. Нельзя ли просить, чтобы пригласить этих господ концессионеров на Съезд для переговоров. Это было бы гораздо удобнее.

Авдаков. Это далеко не есть дорога частная; это дорога общественного значения и Съезд выработал направление её в интересах горной промышленности. Если ей дано новое направление, то оно должно быть рассмотрено на Съезде. Съезду безразлично, кто будет строить – Табурно ли, или кто-либо другой, но Съезду важно, чтобы он был ознакомлен с направлением дороги.

Председатель (к Филоненко). Вы желали, чтобы вопросы, касающиеся железных дорог, были выделены в особую группу?

Филоненко. Я должен известить господина начальника дороги о времени заседаний железнодорожных комиссий, так как он желал бы принять участие в рассмотрении железнодорожных вопросов, а присутствие его на всех заседаниях Съезда невозможно. Поэтому, если бы возможно было бы назначить день, когда будут рассматриваться эти вопросы, то можно было бы дать знать об этом господину начальнику Екатерининской дороги. Нельзя ли назначить на вторник или среду. Это были бы самые удобные дни, потому что общее присутствие у нас в четверг, а вторник и среда свободны.

Председатель. Мне кажется, что удобнее. Если сами господа представители дорог сами назначат время для этих занятий.

Гаевский. Вопрос сводится к тому, чтобы собрались все те лица, которые заинтересованы в этом вопросе, чтобы они могли собраться к этому времени и решить вопрос полностью, чтобы не пришлось собираться вновь и вызывать начальника Екатерининской дороги как иногороднего. Я также нахожу, что было бы удобно назначить на вторник или среду. Поэтому имею честь заявить, чтобы господа желающие возбудить вопросы, касающиеся Екатерининской дороги, явились в этот день, чтобы уж потом не возбуждать этого вопроса. Что касается Кураховской дороги, то она также сюда относится. Итак, мы будем телеграфировать господину начальнику Екатерининской дороги, что во вторник и среду будут рассматриваться вопросы, касающиеся этой дороги.

(Прочитано и передано в тарифную комиссию отношение Департамента железнодорожных дел)» [76, c. 9-13].

Выдержка из стенографического отчёта III заседания XXVI Съезда горнопромышленников юга России, 28 октября 1901 года, г. Харьков.

«Председатель (готовится закрыть заседание). Если в настоящем заседании не предвидится никаких заявлений…

Авдаков. Я хотел сказать несколько слов по поводу телеграммы директора Департамента железнодорожных дел. В ответной телеграмме господина директора указано, что дорога, которую предполагается провести вместо Кураховской ветки, пойдёт на Гришино мимо Красногоровки. Это направление совершенно обходит те районы угольных месторождений Селидовского и Кураховского, которые указаны Лутугиным. Из этого видно, что это путь, который не может удовлетворить Съезд, потому что неизвестно, куда и как он пройдёт по тем месторождениям, которые указаны Съездом. Я опять предлагаю Съезду ходатайствовать перед директором Департамента, чтобы вызвать кого-нибудь из концессионеров. Я получил телеграмму от князя Кудашёва, что он по болезни не может прибыть на Съезд, но что он просит, чтобы Съезд высказал мнение по поводу направления проектируемой линии. Но Съезд уже категорически высказал своё мнение, что дорога должна идти на Журавку. Так как для господ концессионеров не имеет значение кратчайшая линия, то здесь может быть изменено направление, но оно необходимо должно согласоваться с нашими интересами и с интересами концессионеров, что может быть сделано тогда, когда мы будем иметь в руках проект этой линии. Поэтому необходимо, чтобы кто-нибудь из концессионеров явился на Съезд и познакомил бы нас с теми главнейшими пунктами, куда они намерены проводить эту линию. Если дорога пойдёт на Гришино, то в стороне окажутся все указанные нами месторождения.

Председатель. Ответ нами получен. Каким образом Вы предлагаете пригласить концессионеров? Князь Кудашёв ответил, что он не может прибыть.

Авдаков. Есть другой – Табурно.

Председатель. Где же он?

Авдаков. Это мне неизвестно, но князь Кудашёв просил сообщить ему мнение Съезда, а мнение Съезда известно. Можно просто телеграфировать князю Кудашёву, что если он не может приехать, то пусть приедет Табурно; если же он откажется прибыть, то просить через господина Министра Земледелия и Государственных Имуществ.

Председатель. Собрание присоединяется к этому предложению?

Голоса. Просим телеграфировать» [76, c. 17-18].

Поведение Н.С.Авдакова на II и III заседаниях XXVI Съезда горнопромышленников юга России вызывает недоумение, а иногда – и раздражение! Да, И.П.Табурно, в силу объективных причин, не до конца обосновал трассу Руднично-Лозовской железной дороги, но станцию Гришино, в качестве пункта сопряжения Екатерининской и Руднично-Лозовской железных дорог в Западном Донбассе, он выбрал в целом верно! А что предлагал Н.С.Авдаков? Примыкание Кураховской ветви (или Кураховского участка Руднично-Лозовской железной дороги) по станции Журавка! Что из себя представляло это предложение – мы уже знаем! Яйца выеденного не стоили рассуждения Л.И.Лутугина и Н.С.Авдакова о «лёгком угле» в районе Желанной/Журавки! Но куратор проекта Кураховской ветви «с ослинным упорством» требовал осуществление «Журавского варианта»! Кроме перспективного Кураховского рудника (а в районе Гришино, южнее указанной станции, например, было уже два-три перспективных рудника!) и мелкокустарных копей района Селидовки (а сколько их, в том числе неучтённых, было в районе Гришино), Кураховская ветвь, согласно варианту, отстаиваемому Н.С.Авдаковым, ничего не обслуживала бы!

«В ответной телеграмме господина директора указано, что дорога, которую предполагается провести вместо Кураховской ветки, пойдёт на Гришино мимо Красногоровки. Это направление совершенно обходит те районы угольных месторождений Селидовского и Кураховского, которые указаны Лутугиным». Во-первых, в районе Красногоровки, всего в 1,5-2 верстах к югу от деревни, предусматривался разъезд Кристалл с подъездным железнодорожным путём к заводу Красногоровского общества. Во-вторых, даже В.И.Карпов, выступая в Екатеринославском земском губернском собрании, понимал, что Кураховское месторождение (да и Селидовское – тоже) можно было бы обслуживать отдельной подъездной ветвью! Почему это не понимал Н.С.Авдаков? Ладно землевладельцы Бахмутского уезда, - они, теоретически, ещё могли жить понятиями эпохи крепостничества и мыслить категориями об обязательности прохождения и остановки пассажирского поезда рядом с их усадьбой! Но опытный промышленник, «съевший собаку» на железнодорожном вопросе… Мало уметь читать [телеграммы господина директора], - надо уметь думать!

Лишь на XVIII заседании XXVI Съезда горнопромышленников юга России, состоявшемся 22 ноября 1901 года, появился И.П.Табурно с докладом о проектируемой им Горнопромышленной железной дороге (Славянск – Санкт-Петербург, упоминаемой выше). Координатор проекта Кураховской ветви Н.С.Авдаков не упустил свой шанс получить ответ на мучавший его вопрос о том, «чьим же интересам будет служить железная дорога».

«Авдаков. Я хотел воспользоваться присутствием господина Табурно, чтобы ознакомить Съезд с направлением Кураховской дороги, которое им проектируется, а мы со своей стороны выскажим свои пожелания. Ваше направление идёт прямо на Гришино?

Табурно. У меня 3 направления, из которых 2 на Гришино. Все 3 направления будут представлены в Министерство и, вероятно, Министерство пригласит Вашего представителя для рассмотрения этого проекта. Это ещё окончательно не утверждено. Какое из этих трёх направлений будет одобрено, для нас безразлично, лишь бы оно захватило побольше каменноугольного района.

Авдаков. Я прошу сделать такое постановление, - чего и сам концессионер желает, - чтобы при рассмотрении вопроса в Министерстве участвовал представитель от Съезда.

Председатель. Угодно ли к этому присоединиться?

Голоса. Непременно… Это необходимо…» [76, c. 230].

Что же тут говорить… На горнопромышленной и транспортной арене юга России появился игрок, куда более сильный, - во всех отношениях, - чем помещица Е.Ф.Платонова, игнорировать которого Н.С.Авдаков и иже с ним физически не могли!..

Нелишним будет отметить, что упоминаемая Н.С.Авдаковым иностранная брошюра о Руднично-Лозовской железной дороге, а также документальные свидетельства о результатах проектирования трассы последней не через станцию Гришино не обнаружены. Нам есть куда расти!..




avatar