Руднично-Лозовская железная дорога. Часть 1-я

Просмотров: 380 0 10.12.2016 в 22:22:00 Проза
Руднично-Лозовская железная дорога. Часть 1-я

Вместо предисловия, или

Кустарщина хороша

лишь в народных промыслах

Вопросы проектирования, строительства и эксплуатации железных дорог в Западном Донбассе напрямую связаны с развитием угледобычи в регионе. Однако, если доподлинно установлено, что железная дорога Рутченково – Красноармейск – Дубово, которую в дальнейшем условимся называть по наименованию её первого проекта – Руднично-Лозовская, является прямым следствием роста угледобычи, касательно первичности разработки или разведки полезных ископаемых в наших местах такой строгий вывод сделать нельзя. Порою, кустарную разработку отдельных участков месторождения в районе Новоэкономического, Завидово, Гришино, Кураховки и т.д. начинали задолго до появления здесь первых геологов, и наоборот. 

Системные геологические разведки и изучение угленосности Западного Донбасса начались ещё в 1791 году [1, c. 232]. Ещё тогда горный инженер И.Бригонцов, по распоряжению Новороссийского генерал-губернатора П.А.Зубова, изучал месторождения каменного угля в Бахмутском и Екатеринославском уездах. В своей рукописи «Руководство к познанию, разрабатыванию и употреблению каменного угля…» (Екатеринослав, 1795), которая вскоре затерялась в архиве генерал-губернатора, инженер указал, что «… находятся каменные уголья в Павлоградском уезде в селе Гродовке на реке Журавке, Святогоровке, Экономической и ещё в другом месте на реке Грузской и Липовом буераке». Одновременно с И.Бригонцовым, горный инженер В.Пиленко находит уголь в долине реки Волчья в районе села Андреевка (ныне – Великоновоселковского района) [2].

Начиная с 1830 года, в Донбасс направляются горные инженеры и геологи с целью изучения здешних месторождений угля и других полезных ископаемых. В 1839 году А.А.Анисимов обнаружил каменноугольные отложения в долине реки Казённый Торец, которые прослеживались вплоть до устья Грузской.

В то же время А.А.Анисимов производил исследования выходов карбона у села Петровское (сейчас – Харьковская область) [2]. В последнем районе разведочные работы начались в 1832 году; в различное время исследования производили инженер Васильнев, майлр Бледе, геолог Мурчисон, академик Эйхвальд, инженер Перекрестов [3].

Разведка месторождений угля в районе Кураховки также проводилась с 30-е г.г. XIX века; работами руководил штабс-капитан А.В.Гурьев (известен его соответствующий отчёт 1834 г.). Здесь разрабатывали кустарным способом пласт m2 мощностью 0,5-0,6 м. Однако, первый опыт поиска угля в этих местах был неудачным, - разведочные работы прервались на полтора десятилетия и возобновились лишь в 1849 году [2].

В 50-х г.г. XIX века в районе казённого села Селидовка открылись первые кустарные помещичьи и крестьянские шахты. Однако, вследствие отсутствия в Донбассе железной дороги и спроса на минеральное топливо в окрестностях, разработка месторождения угля оказалась нерентабельной и большинство копей вскоре закрыли [4].

В 1838 году горный инженер П.С.Кульшин обнаружил уголь в долине речки Сухие Ялы [2].

К 50-м г.г. XIX века в Екатеринославской губернии были открыты 50 каменноугольных месторождений, в том числе в течениях рек Казённый Торец, Волчья, Солёная [1, c. 232]. Согласно данным «Военно-статистического обозрения Российской империи» за 1850 год, пласты каменного угля были обнаружены и разрабатывались: «9) при селе Гродовка в вершинах реки Казённого Торца – 2 [толщиною в] фута; 10) при селе Селидовке в балке Кучуриной, впадающей в реку Гришино (по-видимому, речь идёт о реке Солёной, - прим.) – 1 фут 2 дюйма; 11) при деревне Кураховке (помещика Шабельского), в балке, впадающей в реку Волчью – 3 фута 6 дюймов; 12) при селении Ильинском (помещика Шахова), по той же речке Волчьей, в 10 верстах от предыдущей – 2 фута 4 дюйма; 13) при деревне Сонцовке (помещика генерал-майора Сонцова), на речке Солёной, впадающей в Волчью – 2 фута» [3, c. 125]. Заметим, что Сонцовка (в оригинале указывалась как «Солнцевка») – нынешнее село Красноармейского района Красное. Причём, по состоянию на 1850 год, сбыт угля Кураховского рудника помещика Н.И.Шабельского происходил преимущественно в окрестных селениях или внутри губернии, - за неимением поблизости железных дорог и судоходных рек [5, c. 131].

Последовательная разведка месторождений угля в районе нынешнего города Доброполье и близлежащих окрестностей также началась в 50-60-х г.г. XIX века. В 1857 г. было открыто Завидовское месторождение угля близ деревни Завидово (Завидо-Кудашёво). Здесь местные крестьяне разрабатывали пласт f1 («лысогоровский») [2]. Существует легенда, что Завидовское месторождение было открыто благодаря… сусликам! Дело в том, что у жителей Завидово (как, впрочем, и других окрестных поселений) существовала особая повинность – уничтожать данных полевых вредителей (местные их называли «овражки», - по-украински - «ховрашки») и приносить энное количество тушек «для отчётности». Так вот, один из крестьян заметил, что сусличьи норы имеют неестественно чёрный (отличающийся от земли) цвет, и блестят. Так были обнаружены выходы угля на дневную поверхность, а позже – начата разработка месторождения [6]. Однако, скорее всего, данная легенда описывает не единичный случай, имевший место в Завидово, а общую картину начала поиска каменного угля повсеместно в Донбассе. В одной из интерпретаций данного пересказа, на неестественно чёрный блестящий цвет сусличьих нор первой обратила внимание императрица Екатерина II во время своей поездки (которая, с большой вероятностью, и вовсе в действительности не имела места) через Донбасс.

По данным В.В.Подоляна, на территории современного Добропольского района в начале 60-х г.г. XIX века мелкокустарные шахты существовали в районе деревень Красноподолье и Хлопово (второе название Завидо-Кудашёво), а также у истоков притока Самары – реки Водяная (южнее Нововодяной) и на левом (северном) берегу реки Грузская (район села Золотой Колодезь) [7].

По данным же Генштаба («Материалы для географии и статистики», СПб., 1962), в Екатеринославской губернии отмечены открытые и разрабатываемые угольные пласты в течениях рек Казённый Торец и Волчья. «Река Казённый Торец. На реке Журавке, впадающей в Казённый Торец, близ казённого селения Гродовки – 1 фут 9 дюймов; там же, в Сухом Яру – 1 фут 2 дюйма; на реке Казённом Торце при селе Новоэкономическое – 5 футов 9 дюймов; на речке Грузской, впадающей в Казённый Торец с левой стороны при урочище деревни Золотой Колодезь в 40 вёрстах от Славянска – 2 фута… Река Волчья. В слободе Селидовка близ реки Волчьей, в 15 верстах от селения и недалеко от дачи помещика Роя – 1 фут 2 дюйма» [8, c. 102, 105].

Осенью 1864 года полковник А.Ф.Мевиус производил осмотр известных на то время участков угольных месторождений «с целью приискания удобного пункта для постройки обширной рельсовой фабрики». Были осмотрены: имение князя С.В.Кудашёва в 17 верстах на северо-восток от Славянки (последнее находилось на почтовой дороге из Бахмута в Екатеринослав, которую некоторые краеведы отождествляют с Бахмутским шляхом) – около Завидово (верхнее течение рек Бык и его притока – Водяной, бассейн Днепра), село Новоэкономическое (верхнее течение реки Казённый Торец, бассейн Дона), а также имение князя П.И.Ливена в Александровке (верхнее течение реки Кальмиус). Завидовское и Новоэкономическое месторождения угля оказались малопригодными для строительства завода по двум причинам: значительное удаление от Петровского завода (территория современного города Енакиево), где получали чугун, необходимый для производства рельсов, а также недостаток воды и сложность обустройства искусственных водоёмов с достаточным количеством воды для организации технологического цикла производства рельсов [9]. Повторно тот же участок для рельсового завода был выбран Джоном Юзом спустя 5 лет…

К 50-м годам XIX века назрел и пресловутый «транспортный вопрос». Единственным видом транспорта угля от мелких шахт к потребителю в 50-х г.г. XIX в. был гужевой (чумацкий или фурный). В 1915 году приват-доцент (позднее – профессор) П.И.Фомин, подводя итоги развития создаваемого в Донбассе и Кривбассе горно-металлургического комплекса на юге Российской империи к моменту начала работы первых железных дорог в Донбассе, цитировал отчёт полковника Иваницкого. «Часть добытого [в рудниках Кальмиусского промышленного района] угля отправляется для продажи в Елисаветград, Верхнеднепровск, Никополь и Каховку… В период времени от 8 мая до 30 июня этот уголь забирают чумаки и перевозят его в указанные выше города и пункты. Интересно отметить, что уголь этого месторождения, при цене на месте maximum 6 коп. за пуд, стоил в то время в Верхнеднепровске 4 руб. за четверть (в 12 пуд.) или 33 коп. за пуд, т.е. в пять с лишним раз, чем на месте…

Верхнеднепровск отстоит от района Кальмиусских месторождений на 350 вёрст, следовательно фрахт при чумацком способе транспортирования составлял 1/13 коп. с пуда и версты, т.е. в пять раз больше того (высокого по теперешним понятиям) тарифа, который существовал на Курско-Харьковско-Азовской железной дороге в начале её функционирования. Понятно, какой поразительный переворот должен был произойти в каменноугольной промышленности и на местах потребления её продуктов при таком колоссальном уменьшении провозной платы, и следовательно – цены продукта на месте потребления. Ведь сопоставляя эти два тарифа, оказывается, что с проведением железной дороги уголь Кальмиусских месторождений стоил бы в Верхнеднепровске не 33 коп., а… 11,4 коп. [за пуд].

С другой стороны, если предположить из вышеприведенн[ого], что потребители могли заплатить за уголь 33 коп. за пуд на месте получения, то при условии провоза угля по тарифу Азовской железной дороги, Кальмиусский уголь мог сбываться на рынках, отстоящих не на 350 вёрст от этих месторождений, как Верхнеднепровск, а на 1775 вёрст (район южнее Санкт-Петербурга и Южная Европа), потому что при ставке 1/65 коп. с пуда и версты тариф на это расстояние составит 27 коп., т.е. то же, что чумаки брали за доставку в Верхнеднепровск» [10, c. 122-123].

«Рынком сбыта углей [Железнянской, Никитовской и Щербиновской копей] является г. Бахмут, откуда этот уголь развозится по краю вплоть до Харькова, преимущественно в Павлоград и далее к западу, достигая при этом цены 9-10 коп. за пуд при цене его на месте всего 2-3 коп. за пуд» [10, c. 128]. Учитывая, что скорость «чумацкой» доставки угля составляла 20-25 вёрст в сутки, рассчитывать на этот вид транспорта в условиях развития производства было делом несерьёзным.

В 1863 году министр финансов М.Х.Рейтерн поручил генерал-лейтенанту корпуса горных инженеров академику Г.П.Гельмерсену и поручику вышеуказанного корпуса А.А.Носову (младшему) исследование надёжности месторождений угля в зоне тяготения к трассе проектируемой железной дороги Грушевка – Екатеринослав (уже тогда первый пункт был соединён железной дорогой, не имевшей выход в Центральные районы россйской империи, с рекой Дон [10, c. 219-220]) в Донецком бассейне. Академик докладывал, что «… вблизи казённого села Новоэкономического и деревни Завидово, например открыты месторождения каменного угля… Каменноугольные отложения можно встретить на глубине 30-60 метров» [2].

В отчёте, датированном 1964 годом, горный инженер Е.Б.Иваницкий (3-й) изложил результаты осмотра месторождения угля близ Завидово. В 1865 г. капитан корпуса горных инженеров А.А.Носов (старший) и поручик А.А.Носов (младший) в своей работе «Результаты геогностического осмотра месторождений в западной части Донецкого каменноугольного бассейна» описали месторождение каменного угля в деревне Завидово. На геологической карте братьев Носовых были указаны угольные пласты в районе Новоэкономического, Григорьевки (Разино) и Завидово. На основании своих и предшествующих изысканий, братья Носовы также выдвинули предположение о распространении углей Завидовского и Новоэкономического месторождений вплоть до верхнего течения реки Самара и села Александровка [2].

В 1867 г. профессор Н.Д.Борисяк в «Сборнике материалов, относящихся до геологии южной России» (книга 1) описал обнажения каменноугольных отложений на берегах реки Бык в деревне Завидово. В 60-х г.г. Н.Д.Борисяк исследовал, а также описал долины рек Казённый Торец и Грузская на предмет наличия каменноугольных отложений и обнажений, и прочих полезных ископаемых. В «Обзоре геологических работ… от Минералогического общества и Горного ведомства», произведенных в 1867-1869 г.г., было указано, что «разработка угольных пластов в западной части Донецкого бассейна была сосредоточена… в селе Новоэкономическое и деревне Завидово» [2].

Некоторые копи на земле крестьян села Новоэкономическое по почтовой дороге между Бахмутом и Екатеринославом, которые иногда называют «Караковским рудником», по состоянию на вторую половину 60-х г.г. XIX в., были в аренде у генерал-майора Н.И.Шабельского. «Рудник», имея всего 16 работников [11], разрабатывал пласт коксующегося угля. П.И.Фомин указывал: «Работается один [угольный] пласт, уголь коксующийся, добывается в крупных кусках и не выветриваясь переносит дальнюю перевозку. Работают [в подземных выработках] при помощи каменной крепи. Подъём угля и людей – на канате ручными вертикальными воротами. Водоотлив – бадьями. Добыча – не свыше 150000 пудов в год.

Плата рабочим – сдельная, с кубической сажени каменного угля, в размере от 8,50 до 10,50 руб. за сажень, смотря по глубине шахты.

Работают крестьяне соседнего села Каракова артелями по 10 человек каждая. Артель разделяется на две смены, денную и ночную, и состоит из двух подземных рабочих («подбойщика»), одного «вожака», доставляющего добытый уголь к шахте, и двух «верховых» для подъёма угля.

Хорошая артель, по словам Иваницкого, выработает в сутки одну кубическую сажень, с доставкою наверх и с кладкою в сажень.

При учёте заработка, принимается в расчёт лишь крупный уголь, мелкий же уголь рабочие обязаны поднять наверх бесплатно, и в счёт добычи он не идёт. Рабочие получают от владельца свечи. Инструменты, канат, каменная крепь шахт и штреков, сталь для наварки инструментов и все прочие принадлежности работ доставляются предпринимателем.

Наём рабочих для добычи угля начинается по окончании полевых работ, с октября, и работы [на «Караковском руднике»] производятся до начала сезона сельскохозяйственных работ, когда крестьяне во всём этом районе бросают работы в копях». Караковский уголь также поставляется в Славянск на солеварни. В связи с отсутствием железных дорог вблизи копей, в середине 70-х г.г. угледобыча на руднике прекратилась [10, c. 126-128] (cм. ниже).

Однако, кроме вышеупомянутого «рудника», близ Новоэкономического работали также мелкие крестьянские шахты. С.П.Луковенко отмечает, что «крестьяне села мелкими шахтами разрабатывали пласты, мощность которых колебалась от 0,36 до 0,89 метра. Эти пласты получили название «сажа». Уже тогда [инженер А.С.Брио из Харькова, занимавшийся химическими исследованиями угля в окрестностях Новоэкономического] утверждал, что уголь из Новоэкономического может быть использован для добычи газа…

Большинство крестьянских шахт на землях, принадлежащих общине села Новоэкономическое, было сосредоточено по балке Грузской (современная территория города Димитрова), между балками Матюхина и Водяная, на склонах оврага Ключевого (северо-западная и западная окраина села).

В балке Сапрыкина (современная территория города Димитрова) крестьяне Новоэкономического при рытье колодца наткнулись на угольный пласт m24. Потом этот пласт разрабатывали сразу на двенадцати (!) крестьянских шахтах.

Шахты (дудки, колодцы) в то время представляли собой ямы глубиной от 10 до 20 саженей и до 2 аршин в диаметре. Горизонтальные выработки удалялись от ствола на расстояние не более 40 саженей. На каждой из таких шахт работали по 10-20 человек».

Таким образом, крестьянские шахты практически ничем не отличались от описанного выше «рудника», показатели работы которого некоторые «исследователи» нашей старины всячески преувеличивают и возносят чуть ли ни до небес. Закрытие «рудника» не представляло никакой катастрофы ни для местных жителей, ни для тогдашней каменноугольной промышленности, по причине наличия его «аналогов» поблизости, которые продолжали разработку недр, в том числе – на территории, принадлежащей крестьянской общине казённого села Новоэкономическое [2].

В 60-х г.г. XIX века полковник А.Б.Иваницкий (2-й) упоминал о существовании «крестьянских рудников» в районе Кураховки: Кураховского – на левом, и Галицыновского – на правом берегу реки Волчья. П.И.Фомин излагал вышеупомянутый отчёт А.Б.Иваницкого следующим образом: «Кураховский [рудник] Н.И.Шабельского – при селе Кураховке на реке Волчьей. Работается один пласт спекающегося угля, рабочая шахта одна глубиною 14 саженей, другая в 8 саженей глубины выработана и оставлена. Подъём угля и людей пасредством конного ворота: вообще всё устройство плохо и неблагонадёжно… Обычная добыча простирается до 80 тыс. пудов в в год, при обычной продажной цене 6 копеек за пуд на месте. Галицыновский рудник господина Котляревского, открытый лишь в 1865 году, на правой стороне р. Волчьей, в 7 верстах к северу от Кураховки. Работа ведётся на одном пласту двумя шахтами в 10 и 13 саженей. Добыча составляет 15 тыс. пудов [в год]» [10, c. 126]. Цена угля «на месте» не превышала 6 коп. за пуд. Уголь шёл для паровых машин и винокурен. Часть угля шла в Мариуполь для домашнего отопления, где сбывалась по 16 коп. за пуд… [10, c. 128]

Рудники в указанном отчёте упоминаются как не имеющие железнодорожных подъездных путей, но требующие таковых, поскольку нерешённый «транспортный вопрос» серьёзно ограничивал производительность перспективных на то время шахт. Во второй половине 60-х годов была построена лишь одна железная дорога – Курско-Харьковско-Азовская, - в направлении Курск – Лозовая – Славянск – Никитовка – Ростов. По перспективам развития угледобычи, рудники в районе Кураховки, Новоэкономического оказались в большом проигрыше, по сравнению с рудниками в районе Никитовки, Ханжёнково.

В 1872 году А.А.Носов (младший) опубликовал работу «Ведомость о каменноугольной промышленности в I округе Западной части Донецкого кряжа», где имеются сведения о крестьянских шахтах в районе Новоэкономического и Кураховки с общей добычей угля в 60 и 75 тыс. пудов угля в год [2].

Продолжение следует...


Руднично-Лозовская железная дорога. Часть 1-я


Руднично-Лозовская железная дорога. Часть 1-я



avatar