Новый закон об аптеках: их станет во много раз меньше, а цены в них – выше

Просмотров: 154 0 08.09.2018 в 08:30:20 Новости Украины
Новый закон об аптеках: их станет во много раз меньше, а цены в них – выше

В первые дни новой сессии Верховная Рада непременно попробует рассмотреть законопроект о внесении изменений в действующий закон «Про лікарські засоби» от 04.04.1996 № 123/96-ВР.

Речь идет о кардинальном изменений условий работы аптек. Внесли этот законопроект № 8591 от 12.07.2018 несколько депутатов – Ирина Сысоенко (Самопомич), а также Александра Кужель, Елена Кондратюк (обе - Батькивщина), Олег Мусій (внефракционный), Ольга Богомолец, Ирина Геращенко (обе - БПП), Александр Данченко, Анна Романова (оба - Самопомич), Тарас Кремінь (Народный фронт), Андрей Шипко (Видродження). Первое имя – запомним, все остальные – это, скорее, дань процедуре, а вот г-жа Сысоенко и является реальным промоутером этого законопроекта, она же и назначена докладчиком при его рассмотрении в Раде.

Так, о чем же законопроект? Если вкратце, то о том, как угробить конкуренцию на аптечном рынке. И, как следствие, сделать в аптеках цены выше, медикаменты менее доступными, а возможность добежать до ближайшей из них – спортивным достижением. И все это в результате монополизации рынка, хотя в названии законопроекта сказано, что цель его противоположная – борьба за конкуренцию и права пациентов. Начнем разбираться.

Минимум 500 метров между аптеками

Авторы законопроекта льют крокодиловы слезы – им не нравится, что у нас в городах много аптек, что нам не приходится метаться между ними в поисках препарата, покрывая километры пешком или в набитых маршрутках. В законопроекте есть норма о том, что лицензия на розничную торговлю лекарственными средствами не выдадут, если «в день подачи заявления о выдаче лицензии расстояние по прямой линии от места запланированного расположения аптеки до ближайшей аптеки составляет менее 500 метров».

Ерунда, говорите? Пенсионеры дотопают? Возможно, но для старого человека каждые лишние сто метров, да через дорогу, да по осенней - зимней слякоти – это испытание похлеще марафона. Помимо пожилых людей пострадают лица с ограниченными возможностями – инвалиды.

Вот что говорит глава Ассоциации инвалидов - спинальников Украины Иван Марусевич: «Я не вижу никакой целесообразности в ограничении числа аптек… Нет лишних аптек ни в городе, ни в сельской местности. Есть села, даже в Киевской области, где по одной аптеке осталось. И почему именно 500 метров нужно идти до аптеки?! Мы, наша ассоциация, готовы обратиться с письмом в профильный комитет Верховной Рады о нецелесообразности этих ограничений. Как в результате предлагаемых мер улучшится обслуживание людей? Вместо пяти человек в очереди будут стоять десять, и не каждый, кто сможет добраться до аптеки, сумеет выстоять ту очередь».

Но это не все: норма о «500 метрах» ликвидирует возможность открывать новые аптеки, что оставит рынок без конкуренции. Останутся крупные государственные и муниципальные аптечные сети. И немногочисленные разрозненные отдельные аптеки, не входящие в сети. Почему немногочисленные? А это – отдельный вопрос.

Гильдия аптекарей, не иначе

В действущем законе о регулировании торговли лекарствами(тот самый «О лекарственных средствах» от 04.04.1996 № 123/96-ВР) есть разумные требования к квалификации персонала и материально - технической базе. Собственно, согласно этим требованиям украинские аптеки работают уже лет двадцать. И никаких громких скандалов по поводу отсутствия квалификации у аптекарей не было.

Но авторы законопроекта решили, что заниматься аптекарским бизнесом в качестве собственников аптек могут только фармацевты. Так и сказано: «…иметь документ о высшем образовании не ниже второго (магистерского) уровня по специальности «Фармация» и… иметь сертификат провизора - специалиста, выданный учреждением последипломного образования, или удостоверение о присвоении (подтверждении) соответствующей квалификационной категории». Это требование вполне резонно по отношению к руководителю аптеки. Но какой смысл требовать этого от частного предпринимателя, которому принадлежит бизнес? А тем более, какой смысл требовать этого от учредителей юридического лица, которое претендует на аптекарскую лицензию?

Никакого нет смысла в этом, если конечно, не поставить целью монополи-зацию рынка, закрытие «лишних» аптек и прочие антиконкурентные действия. Конечно, закроются не все – какие-то по дешевке купят крупные сети, чтобы присутствовать там, где им нужно.

Скажете, что ничего страшного – образованные фармацевты откроют новые аптеки вместо закрытых? А вот и не смогут – потому что задумано ограничение «не ближе 500 метров к действующей аптеке».

Больше восьми в одни руки не давать

Из очевидно непроходных норм в законопроекте – запрет иметь на одном юридическом лице более 8 аптек, если они занимаются изготовлением препаратов на месте, либо не более 4 аптек, если этой функции в них нет. И еще – все одного юрлица должны быть расположены в пределах лишь одной области Украины. Правда, это ограничение предложено не распространять на аптечные сети, принадлежащие государству, или находящиеся в коммунальной собственности. Видимо, те не так страшны, как частные аптечные сети.

Так выходит, что дело ведут к тому, чтобы монополизировать рынок в интересах государственных или коммунальных фармацевтических сетей? Навряд ли. Уж очень это дико выглядит. Эта норма жестко и прямо конфликтует с конституционными нормами, которые декларируют равенство видов собственности и право заниматься бизнесом. И, конечно, эта норма конфликтует с обязательствами Украины в Соглашении об ассоциации. Потому что ничего похожего в ЕС и близко нет.

Очевидно, что вот эта, наиболее одиозная норма будет сброшена в процессе рассмотрения, чтобы прошли остальные – не менее одиозные, но для разработчиков действительно ценные.

А откуда ноги растут?

В пояснительной записке авторы законопроекта аргументируют предложенные нормы тем, что нужно бороться с монополизмом, лелеять конкуренцию – якобы, ради обеспечения экономической конкуренции. Но тут же ссылаются на то, что аптек слишком много, что они слишком увлекаются ценовой конкуренцией – собственно, а почему это плохо для потребителей? Авторы договорились в пояснительной записке даже до того, что в аптеках нынче имеются «ограничения предложения наиболее доступных препаратов или тех, что предназначены для лечения орфанных заболеваний». По поводу «орфанных» - это для специалистов вообще смешно, лекарства для редких заболеваний потому и для редких, что они нужны очень ограниченному кругу потребителей. И потому реализуются через ограниченный круг аптек, в том числе, по программам государственной поддержки таких пациентов.

Вся эта словесная дымовая завеса поставлена для того, чтобы протолкнуть одиозные нормы, которые, как видим, приведут к монополизации аптечного рынка. А каковы последствия монополизации – очевидно: рост цен, жесткое раздражение пожилых потребителей в связи с усложнением доступа к аптечным учреждениям.

Механизм монополизации аптечного рынка будет выглядеть еще и так: доминирование производителей и поставщиков. Дело в том, что сейчас аптечные сети жестко конкурируют между собой, но при этом они ввиду своих размеров могут активно и результативно торговаться с производителями и поставщиками по поводу цен и условий поставок медикаментов. Как только сети в угоду новому законопроекту разрушат, на рынке наступит хаос: оставшиеся одиночные игроки будут иметь слабые позиции, им производители и поставщики будут без особых затруднений выкручивать руки. Цены будут расти, ассортимент – сужаться. И то, и другое есть непременное следствие диктата поставщиков и производителей.

И напоследок – о главном авторе законопроекта. До своего избрания в Верховную Раду Ирина Сысоенко занималась юридическим бизнесом вместе с ее коллегой Еленой Бабич в юридической фирме «Бабич, Сысоенко и партнеры». Специализировались коллеги помимо прочего, на обслуживании клиентов из сферы медицинского и фармацевтического бизнеса. Но после избрания в Раду Ирина Сысоенко продолжать заниматься юридической практикой больше не имела права, а ее коллега преобразовала совместный бизнес в фирму «Адвокатское бюро Елены Бабич». Они даже место расположения офиса не поменяли.

Г-жа Бабич не особо стесняется публично презентовать себя в роли эксперта – медицинского юриста – на различных публичных мероприятиях, ну и в качестве юриста, специализирующегося на аптечной деятельности даже по телевидению – например, в 2016 году она выступала на 1+1.

Все эти обстоятельства создают основания для опасений в том, что активность г-жи Сысоенко может смахивать на имеющие признаки конфликта интересов. Интересно, что в пояснительной записке она об этом возможном конфликте интересов не упоминает.

И о «европейской практике»

В пояснительной записке г-жа Сысоенко при обосновании предложенных ограничений активно ссылается на европейские практикирегулирования аптечного рынка. И такие практики действительно есть. Вот только в ЕС от них активно отходят, проводя дерегуляцию и реальную демонополизацию.

Вот пример Италии – пятого по масштабам фармрынка. Из 17,8 тыс. аптечных учреждений, действовавших в Италии в 2011 году, около 16,5 тыс. принадлежали частным лицам, а 1,5 тыс. находились в муниципальной собственности. Там частник мог владеть только одной аптекой, будучи фармацевтом. Лицензии на этот вид деятельности передавались из поколения в поколение и стоимость вхождения в такой бизнес очень высока, что привело к низкому уровню конкуренции на рынке аптечных продаж. Количество аптек ограничено нормативными документами. Даже парааптеки имеют право открывать только сертифицированные фармацевты.

Поэтому в Италии были очень высоки наценки – рентабельность составляла 15% против среднего по ЕС показателя 8,1%(данные отчета «Italy Pharmaceuticals and Healthcare Report 2011»). И если в ЕС в среднем доля аптеки в розничной цене составляет около 19,2%(данные The European Federation of Pharmaceutical Industries and Associations, отчет за 2017 год), то в Италии – 26,7%(данные за 2011 год, до проведения дерегуляции). Разумеется, столь высокий уровень наценок был обусловлен монополизацией рынка и дефицитом аптечных учреждений.

Важно, что в 2010-2012 годах в Италии начался процесс демонополизации аптечного рынка, так как государственный бюджет столкнулся с неприемлемо высокими затратами на компенсацию стоимости лекарственных средств. 20 января 2012 г. правительство Италии во главе с премьер-министром Марио Монти (Mario Monti), инициировало законопроект, который привел к дальнейшему дерегулированию аптечного сегмента и росту числа аптек на треть. Закон предусматривал увеличение количества лицензий, выдаваемых местными властями на открытие аптечных учреждений, а также разрешил парааптекам продавать некоторые рецептурные препараты.

На этом либерализация не закончилась: в соответствии с Законом № 124 от 4 августа 2017 года, вступившим в силу 29 августа, итальянский парламент преставил меры, которые либерализуют розничный аптечный сектор Италии, с целью стимулирования конкуренции.

Корпоративные компании ( società di capitale ) теперь имеют право владеть частными аптеками и обладать необходимыми лицензиями для управления аптечным бизнесом. Отменено требование, чтобы управляющий директор аптеки (лицензированный фармацевт) был одним из ее владельцев. Каждому владельцу аптеки (включая юридические лица) будет разрешено прямо или косвенно контролировать (как определено итальянским законодательством) не более 20% аптек в данном регионе или автономной провинции. Производителям лекарственных средств запрещено участвовать в любом аптечном бизнесе в Италии. Вот такая европейская практика.


Источник: https://korrespondent.net

Метки: цены, аптеки


Загрузка...



avatar
Загрузка...
Наверх